Церковный календарь

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Владимир Сабодан

Когда в 1992 году митрополита Владимира выбрали предстоятелем УПЦ главной задачей было сохранить Церковь. Для достижения задачи сохранения УПЦ митрополит Владимир принял стратегию из нескольких пунктов:

  • каждый епископ получает полную свободу действий на месте, но несет ответственность за все происходящее;
  • всем попыткам разрушить УПЦ противопоставляем исключительно мирное сопротивление;
  • УПЦ должна быть церковью для всех, а потому нужно выходить за пределы навязываемой пророссийской нишы, говоря о собственной «христианскости», «православности», «каноничности», а также — «украинскости».

Внутри УПЦ (МП) и РПЦ митрополита Владимира за эту его стратегию критиковали и обвиняли в беспринципности, нежелании воевать за религиозную правду, измене братству трех народов. Действительно, порядка в УПЦ всегда было мало. По своей структуре УПЦ напоминала союз феодалов (от епископов к священникам), связанных узами личных отношений. На фоне УПЦ КП, которую патриарх Филарет построил по образцу армии, УПЦ явно проигрывала в менеджерском отношении. Но митрополит Владимир упорно продолжал делать ставку на «мягкую власть» — и не проиграл.

Менялись правительства и президенты, менялись настроения в обществе, а УПЦ росла и укреплялась. На рубеже тысячелетий стало ясно: УПЦ стабильно присутствует практически во всех областях, в 23 областях она церковь большинства, по количеству общин превышает «раскольников» в четыре раза, и все эти тенденции сохранятся и в дальнейшем. В этот момент можно было «перейти в наступление» и «задушить раскольников в братских объятиях». Удивительно, но митрополит отказывается это делать. Он выбирает путь модернизации УПЦ:

  • внутреннее развитие важнее любых внешних побед и воздействий;
  • от мирного сосуществования с другими церквями переходим к толерантным отношениям;
  • УПЦ должна стать действительно украинской, а следовательно быть общенациональной церковью.

Президентство Ющенко УПЦ встретила де-факто автокефальной церковью. Вмешательство во внутренние дела Церкви любому давалось уже труднее и труднее. УПЦ стала неким «чемоданом без ручки»: нести ее дальше РПЦ не имела сил, бросить — не было ни решимости, ни разрешения от государственного руководства России.

В 2008 году наступает кризисный момент в истории УПЦ — в Киев едет патриарх Варфоломей с намерением дать ограниченную автокефалию УПЦ КП (к которой должна была присоединиться УАПЦ). К такой церкви, не связанной с Москвой, перешли бы большинство общин УПЦ. Митрополит Владимир снова выбрал путь Махатмы Ганди — и выиграл. Митрополит Антоний, правая рука Блаженнейшего в последние два года правления, так вспоминает те дни: «Это был год 1020-летия Крещения Киевской Руси. В Киев были приглашены предстоятели поместных православных церквей. Ожидалась особое событие, которое готовило государство по объединению православных церквей. И готовились достаточно серьезно. За три дня до приезда высоких гостей у Блаженнейшего митрополита Владимира был ужин. На этот ужин был приглашен представитель другой конфессии. Ужин проходил как всегда спокойно, Блаженнейший шутил. И где-то в середине этого ужина наш гость обращается к Блаженнейшему с прямым вопросом: «А почему вы так спокойны? Вы что, не знаете, что через три дня вашей Церкви не будет?» На что Блаженнейший ответил: «Если Бог так судил, то от нас уже ничего не зависит. Но если это дело человеческое, не согласованное с Богом, то из этого ничего не выйдет». Как мы видим, действительно ничего не вышло.»

В 2011 году пророссийское меньшинство в Синоде, пользуясь ухудшением состояния здоровья Блаженнейшего митрополита Владимира, пассивностью большинства членов Синода, захватывает власть в УПЦ. Проводятся консультации по объявлению митрополита Владимира полностью недееспособным, вербуются сторонники среди епископов. Возникает парадоксальная ситуация. С одной стороны в больнице у митрополита Владимира практически никого не осталось. С другой стороны пророссийское меньшинство не может собрать необходимую половину голосов епископов в пользу любой собственной кандидатуры. Здоровье митрополита немного улучшается и он возвращает власть в апреле 2012 года. Но полноценно править не может, поскольку плодотворно может работать лишь несколько часов в день. В этих условиях Блаженнейший и большинство в Синоде выдвигают на пост управляющего делами владыку Антония, передавая ему основные полномочия Блаженнейшего. Тандем митрополитов Владимира—Антония выдержал за два года многочисленные попытки отстранить Блаженнейшего, внутренне церковные войны и скандалы, испытания усилением охлаждения на религиозном фронте со стороны государственной машины при «позднем Януковиче» и испытания Майданом.

Последняя война Блаженнейшего была попыткой остановить насилие в Украину, добиться мирного решения общественного кризиса. Во многом благодаря его личному авторитету после разгона студенческого майдана УПЦ не заявила что поддерживает насилие при «наведении порядка». Органическое неприятие политики силы и провокаций, лжи и манипуляций было характерно для Блаженнейшего до последних дней, пока силы не покинули его. Критерием правоты для него был только Христос, как Господь любви и мира. Любая другая позиция была для него выражением человеческой немощи, которая заслуживает сочувствия и молитвы.

Не всё в нашем обществе и Церкви идеально. Слишком поздно митрополит Владимир осознал, что его тактика долготерпения любого ближнего привела к появлению многочисленным сорняков на поле церковной пшеницы. И сам он был не приспособлен как человек для слишком решительного наведения порядка. Реформирование УПЦ путем большей внутренней консолидации, высвобождение значительного внутреннего потенциала — дело будущего. Без сильного центра каждая составляющая УПЦ уже чувствует кризис, поскольку вызовы на порядок сложнее вчерашних испытаний. Украинское православие ждет своего реформатора масштаба Петра Могилы — и без такого преемника дело митрополита Владимира может исчезнуть или в вихре конфликтов, или в болоте стагнации.

Юрий Черноморец — доктор философских наук, религиовед, православный богослов

Источник: Радио Свобода