Печать
Рубрика: Святослав Шевчук
Просмотров: 4441

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Патриарх Святослав Патриарх Святослав рассказывает в интервью о возрождении УГКЦ, об украинской политике, отношениях с представителями московского православия, а также отвечает на вопросы журналиста о стоимости своих часов и личного автомобиля.

 

Глава Украинской греко-католической церкви Блаженнейший Святослав (Шевчук) во время пресс-конференции в УНИАН рассказал, что в УГКЦ этот год объявлен Годом мирянина. Мы воспользовались визитом главы церкви в агентство и задали ему несколько вопросов. Угощаем Блаженнейшего черным шоколадом.

 

«Угощайтесь, пожалуйста, это постный шоколад», — говорим мы, намекая на Великий пост. Словосочетание “постный шоколад” очень рассмешило Святослава, мол, такого не бывает. Он рассказал историю, как недавно побывал в гостях Патриарха Филарета, куда также пришел ребе Яков Дов Блайх. И ребе спрашивает: “Ну, присоединяюсь к вашему столу. А скажите, пожалуйста, все ли у нас здесь кошерное?” И сам сказал: “Где есть раввин — там все кошерное”.

 

Предстотель УГКЦ берет кусочек “постного шоколада”...

 

— Блаженнеший, скажите пожалуйста, как бы вы объяснили то, что вам легко удается общаться, скажем, с иудеями, и в свою очередь тяжело найти понимание с некоторыми православными?

 

— Со многими братьями православными мы общаемся очень хорошо. Человеческие отношения между нами, я бы сказал, очень хорошие. Например, когда в Ватикане открывали украинскую елку, то украинскую православную церковь представлял архиепископ полтавский и миргородский Филипп. Мы с ним очень хорошо общались.

 

Я всегда повторяю, что общение или диалог всегда нуждается в открытости двух сторон. Мы всегда готовы к диалогу. Возможно, наши партнеры не очень к этому готовы.

 

— Может, вы им просто мешаете строить “русский мир”, поэтому они на вас так.., скажем, Агафангел обижается, что даже не хочет встречаться, общаться?

 

— Знаете, я бы хотел знать, за что на меня обижаются. Я бы с радостью выслушал, в чем их сложности и их обида. Это бы уже было началом диалога. А так — мы лишь можем догадываться, что в действительности является причиной. В таком диалоге мы очень нуждаемся, потому что наши церкви носят взаимные обиды. Эта история тяжелеет над нами, и у нас сегодня нет другого способа, как эти раны лечить. Пока этого не будет, мы будем всегда оставаться на уровне невысказанной несправедливости.

 

Мы молимся к Господу за единство между христианами и надеемся, что действительно сможем наладить диалог.

 

— Вы постоянно жалуетесь, что Янукович неравно относится ко всем конфессиям в Украине. А, может, УГКЦ и не нуждается в каком-то особенном внимании Януковича? Ну, нет и нет, ведь церковь и не в таких условиях побывала, ничего, пережила...

 

— Здесь речь не идет лишь о внимании... Конечно, что мы не нуждаемся в каком-то избыточном внимании или каких-то излишних привилегиях.

 

Также дело не только в нас — хотим, чтобы все имели одинаковые возможности: общение, решение тех или иных наболевших проблем. Например, когда речь идет о выделении земельного участка, то хотим, чтобы местная власть действовала согласно закону относительно всех церквей. Здесь не говорится о каком-то особом внимании, а о простых демократических принципах общества, где все граждане имеют одинаковые права, возможности, свободы.

 

— В Украине сейчас эпидемия суицидов, особенно в Донецком регионе. Лишают себя жизни в основном молодые люди — 15-40 лет. С чем, по вашему мнению, связан такой всплеск суицидов и есть ли какой-то рецепт, чтобы предупреждать такие случаи?

 

— Это очень непростой вопрос, поэтому я бы не хотел дать какого-то упрощенного ответа. Очевидно, что когда молодая особа сознательно и добровольно лишает себя жизни — это значит, что она протестует против той жизни, того общества, в котором она находится. Психологи иногда говорят, что суицид — это есть крик человека, который хочет о себе заявить, обратить на себя внимание.

 

В чем причина таких случаев, я не могу сказать... Но действительно молодая особа ищет смысл своей жизни, она вынуждена видеть перспективу своей жизни. Она нуждается во внимании, уважении к себе, хочет найти место в этом обществе.

 

Такое же отчаяние переживают молодые люди и в богатых обществах. В прошлом году в октябре я чисто случайно стал свидетелем демонстрации “Захвати Уолл Стрит” в Риме. Я наблюдал за теми демонстрантами, это были молодые девушки и ребята. Они несли транспаранты с очень интересными надписями, где говорилось, что то общество, в котором они живут, их выбросило. Одна девушка несла надпись “Не хочу принца на белом коне, а хочу определенного будущего”.

 

Суициды — это очень сильный сигнал, на который общество должно было бы обратить внимание, — почему так произошло.

 

Церковь осуждает самоубийство как такое, потому что считаем, что только Господь Бог - хозяин жизни. Он есть тот, что ее дает, и Тот, который определяет ее конец. То же касается и абортов. Никто не может отнимать жизнь, которая уже создана.

 

— Знаю, что во время поездок за границу, вы встречаетесь с разными высокопоставленными должностными лицами, высоким духовенством и говорите, что ситуация в Украине есть, мягко говоря, не наилучшая. Дает ли вам кто-то какие-то советы, как нужно вам действовать как главе церкви?

 

— Честно говоря, во время всех этих разговоров все больше хотят услышать от меня о ситуации в Украине. Каких-то рецептов никто мне не давал, потому что не знают, что посоветовать. Те, кто живут в Украине, сами не знают, как помочь этой ситуации, так что же можно сказать о ком-то из-за границы.

 

Думаю, именно гражданская активность должна быть тем фундаментом, на котором должна вырастать здоровая демократия.

 

— Украина в этом году отмечает Год Патриарха Иосифа Слепого. Можете ли вспомнить что-то из того, что говорил Патриарх, что сегодня является актуальным в Украине?

 

— Патриарх очень много говорил. Мне вспоминаются его слова из “Завета”. “Завет” Патриарха Иосифа в известной степени является итогом всей его жизни: о сталинских концлагерях, о душпастырстве в изгнании... Он сказал был одну такую фразу - “Нам нужно быть собой. И не бояться быть собой”. Чувствовать все наследство, что мы имеем, как украинцы, как украинцы христиане, в частности как украинцы греко-католики. Потому что мы иногда думаем, что чужое лучше. Поэтому призыв “быть собой” очень актуален сегодня для украинцев.

 

— Ситуация в Украине не наилучшая. И понятно, что рано или поздно это может вылиться в какие-то акции протеста. Какими будут эти акции: мирные или насильственные, мы можем лишь думать. Не считаете ли вы нужным, чтобы церковь работала в направлении убеждения людей, что нельзя прибегать к насилию, даже для изменения режима?

 

— Уже неоднократно звучало из уст церковных представителей, что церковь - абсолютно против насилия как метода решения общественных или политических проблем и неурядиц. Почему? Потому что насилие никогда не решает ситуацию. И вообще когда кто-нибудь начинает оправдывать насилие как метод решения этой ситуации, это очень опасная позиция.

 

И один из ценных опытов Оранжевой революции был в том, что это был мирный протест. Именно мирный протест может стать революцией духа и что-то изменить в обществе.

 

— Один депутат внес законопроект относительно изменения Гимна Украины. По его версии, он бы должен был начинаться не “Ще не умерла України ні слава ні воля”, а - “Слава Слава Богу, в України є правда і воля”. Вам как представителю церкви нравятся такие изменения?

 

— Гимн “Ще не вмерла Україна” - это определенная традиция борьбы нашего народа за свою национальную независимость и за Украинскую государственность. И так легко менять слова гимна, думаю, не следует.

 

В истории известен пример мирного и успешного протеста Ганди, который де-факто с помощью ненасильственного сопротивления привел к освобождению Индии от британской колониальной зависимости.

 

— Заметила, что вы сменили часы. В прошлом году, когда вы стали главой церкви, у вас были отечественного производства, которые стоили 800 гривен. Вы за этот год разжились часами получше, более дорогими?

 

— Благодаря вам, журналистам, мои приятели в Италии подарили мне новые часы. Я долго колебался, надевать их или нет, но решил сделать еще одну интригу... Это такие простенькие часы “Касио”, которые стоят около 150 евро. Я видел, что в Италии большинство украинских священников носят такие часы.

 

Они выгодны тем, что заряжаются от солнца, поэтому не нужно менять батарею.

 

— Вы раньше пользовались автомобилем Блаженнейшего Любомира. Теперь у вас свой?

 

— Да, у меня уже есть авто. Это не мое авто, а церкви. Это “Фольксваген Пассат”, который стоит где-то около 20 тысяч долларов.

 

Блаженнейший Любомир нуждается в своем авто, чтобы он мог передвигаться в не зависимости от меня, потому что он - важный общественный деятель нашего общества. И иногда он едет на встречу с молодежью в один вуз, я еду на встречу с молодежью к другой город.

 

— Почувствовали ли вы за последний год попытки власти ограничить возрождение УГКЦ?

 

Блаженнейший Святослав (Шевчук)

— Откровенно говоря, каких-то фактов я не могу назвать какого-то прямого давления со стороны власти или прямых попыток ограничить деятельность церкви я не могу назвать.Однако, мы об этом неоднократно говорили, в Украине наблюдается неодинаковое отношение к разным церквам и религиозным организациям. В частности, нам было обидно, что была отменена традиционная молитва “За Украину”, которая проходила в Святой Софии с участием всех глав церквей и религиозных организаций. К сожалению, в прошлом году такого не было.

 

А на локальном уровне мы временами чувствуем, что там, где все представители церквей должны были бы иметь одинаковые права, наша церковь таких прав не имеет. Яркий пример — Одесса. Уже сколько лет просим возможность получить земельный участок, чтобы строить наш храм в Одессе. И по сегодняшний день никаких сдвигов там нет. Такие же жалобы поступают и из других городов Украины. В частности речь идет о центральной, восточной и южной Украине. То есть мы не получаем своего конституционного права — молиться.

 

На последней встрече с представителями церквей президент пообещал одинаково относиться ко всем церквам в Украине. Надеемся, это дойдет до низов, где такие проблемы существуют.

 

Мы подали президенту целый список вопросов, которые нуждаются в решении. Но скажу вам искренне, если сравнить это письмо и список этих вопросов с тем письмом, которое мы подали в прошлом году, он почти идентичен.

 

Это значит, что больших сдвигов за последний год не произошло. Возможно, государственно-церковный диалог только начался, но слава Богу...

 

— Сейчас время Великого поста. Как вы работаете над собой?

 

— Пощусь. Молюсь. Работаю. (Смеется. - Авт.).

 

Постный устав нашей церкви довольно строг... Часто каждый с помощью своего духовника выставляет свою личную программу, которая бы отвечала, скажем, его греховным склонностям, страстям или зависимостям. Смыслом Поста является все-таки освободиться от греха.

 

Например, у кого-то есть проблема злиться и внезапно загораться. И во время Великого поста можно себя наставлять учиться любить людей больше.

 

Я не хочу рассказывать вам о своих грехах и все лекарства, которые теперь принимаю во время Великого поста, но скажу вам, что этот постный подвиг является очень полезным и эффективным. Он помогает людям отыскать не только внутреннюю гармонию, но и расти в духовной жизни. Потому что когда люди с помощью усилия устраняют какую-то вредную привычку, то это место замає что-то доброе, святое, соответственно — человек одухотворяется.

 

Таким образом пост, молитва и милостыня — очень важные элементы не только постного подвига, но и в целом интегральной христианской жизни.

 

Хотел бы пожелать украинцам в эти дни великой надежды, потому что надежда — сила христианской жизни, согласно учению церкви. Именно надежда уберегает нас от разочарования, отчаяния. Надежда поможет конструктивно и по-божьему решать те проблемы, которыми мы сегодня живем.

 

Поскольку мы уже приближаемся в Пасхе, то хочу пожелать действительно глубокой пасхальной радости. Радостного переживания праздника Воскресения Господнего. Христос показывает, что когда даже человек переживает худшее — это не конец, а только начало.

 

Беседовала Оксана Климончук.

 

Источник: УНИАН.