Печать
Рубрика: Емельян Ковч
Просмотров: 5500

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Святой Емельян КовчВ авторской колонке журналист Виталий Портников размышляет о личности "священника Майданека" — греко-католическом святом Емельяне Ковче, который умер в нацистском концлагере, где оказывал моральную и духовную поддержку его узникам — верующим христианам разных исповеданий, иудеям и атеистам. 

Чествование священника Емельяна Ковча, кого в годы Второй мировой войны называли священником Майданека, на несколько дней вернуло в наше медиапространство фигуру, которой в любой другой стране ставили бы памятники и посвящали фильмы. Отец Емельян – настоящий герой в человеческом смысле этого слова: он вступался за гонимых, не ожидая от них благодарности, а руководствуясь простыми заповедями, которые люди повторяют, но не исполняют. Утверждать, что о его защите евреев от нацистов стало известно только сегодня – тоже большое преувеличение: о подвиге отца Емельяна рассказывают уже многие годы, со дня его беатификации прошло десять лет... И защита евреев стала последним испытанием отца Емельяна просто потому, что его уничтожили – а ведь до этого он защищал и украинцев, и поляков. И если бы выжил в войне – мог бы оказаться в ГУЛАГе, потому что продолжил бы защищать гонимых...

Но все это время он – как бы на периферии нашего сознания. Настоящий украинский герой – это рубака, а не защитник: повстанец, партизан, солдат, воин УПА – ненужное зачеркивается в зависимости от идеологической ориентации. Такому герою всегда противопоставляется жертва – репрессий, наветов, голодомора, оккупации. И в нашем сознании возникает смещенная картина мира: рубака, защищающий несчастную жертву.

Между тем настоящий герой – тот, кто восстает против зла с голыми руками. Тот, кто понимает, что его некому защитить – но сам вступается за несправедливо обиженных. Тот, кто думает в первую очередь не о государстве, а о человеке. Потому что только такие люди и превращают государство из репрессивной машины в территорию свободных людей.

Быть защитником в годы войны – во сто крат труднее. Мы, не жившие при бомбежках и похоронках, понемногу начинаем воспринимать войну просто как хронику из учебника. Люди, которые воспринимают войну иначе, уходят – да и они стараются отогнать от себя страшные воспоминания. Но в настоящей войне – не киношной, не парадной – нет ничего героического. На днях в Штутгарте я зашел на выставку немецких художников, рисовавших еще первую мировую – и сколько боли, злобы, разложения, душевых и физических мук обрушилось на меня с графических листов! Об этом стоит помнить каждому, воспевающему силу и верящему в ее непреходящую ценность. Война уничтожает человека даже тогда, когда она – обязанность, когда человек защищает свою страну и свою семью. И оставаться самим собой в такое время стоит усилий, невообразимых для нас. Мы даже не представляем, как повели бы себя в подобных испытаниях – при том, что не выдерживаем нравственной проверки даже нынешним, относительно вегетарианским временем.

А ведь таких как отец Емельян Ковч в нашей истории немало – только мы не замечаем их. Не замечаем, потому что они могли бы заставить нас совершенно иначе посмотреть на украинскую историю. Продемонстрировать, что выбор есть всегда. И что этот выбор совершенно необязательно связан с автоматной очередью или слепой покорностью. Что главный выбор – это выбор милосердия.

Виталий Портников,
«Профиль» №27 (196), 02.07.2011