Печать
Рубрика: Моральное богословие
Просмотров: 13229

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Замечания Конгрегации вероучения Святого Престола, касающиеся проектов правовой легализации союзов между гомосексуальными личностями.

Гомосексуализм является одной из современных проблем нашего общества. Церковь, обеспокоенная этой проблемой, предлагает свой взгляд власть предержащим и всем тем, кто прямо или косвенно столкнулись с этим явлением.

Вступление

1. Различные проблемы, касающиеся гомосексуализма, в последнее время многократно затрагивались Cв. Отцом Иоанном Павлом II и ответственными ведомствами Апостольской Столицы. Речь идет о явлениях морально и общественно тревожных, как в тех странах, в которых они не достигают какого-то особенного размаха с точки зрения предписаний закона, так и в тех государствах, где гомосексуальные связи признаны законными, в некоторых случаях включая правомочия усыновления детей. Приведенные ниже замечания не содержат новых доктринальных элементов; их целью является напоминание основных истин, касающихся вышеупомянутой проблемы, и приведение нескольких аргументов рационального характера, могущих послужить епископам при составлении более детальных документов. Принимается во внимание существующая ситуация в различных частях света, а именно содержащиеся в конституции высказывания, подтверждающие достоинство супружества и утверждающие семью как основу общества. Эти замечания имеют целью направить деятельность католических политиков, которые указывают основы поступков согласно с христианской совестью в тех ситуациях, в которых они имеют дело с законодательными проектами, связанными с этой проблематикой. В связи с тем, что они касаются морального права, нижеприведенные аргументы предложены не только верующим, но и всем людям, занимающимся пропагандой и защитой общественного блага в обществе.

I. Сущность и неотъемлемое достоинство супружества

2. Учение Церкви о супружестве и о сочетании полов принимает истину, указанную recta ratio и как таковую принятую всеми великими культурами мира. Супружество не является простой связью между личностями. В своей сущности, коренных особенностях и целях оно установлено Творцом. Ни одна идеология не может лишить человеческий дух уверенности, что супружество существует только между двумя личностями разного пола, которые через взаимное личностное отдание друг другу, принадлежащее исключительно им, стремятся к соединению этих личностей. Таким образом, они совершенствуются взаимно, чтобы сотрудничать с Богом в создании и воспитании новой человеческой жизни.

3. Естественный закон о супружестве подтвержден в Откровении, содержащемся в библейском повествовании о сотворении. Существуют три основных элемента в плане сотворения, касающиеся супружества, о которых говорит нам книга Бытия.

Прежде всего, человек, образ Бога, был сотворен "мужчиной и женщиной" (Быт 1, 27). Мужчина и женщина как личности равны друг перед другом и дополняют друг друга особенностью пола. С одной стороны, пол относится к биологической сфере, с другой, через сотворение человека возведен на новые горизонты – личностные, в которых соединяются тело и дух.

Кроме того, супружество было установлено Творцом как форма жизни, в которой реализуется союз людей, связанных половыми актами. "И сказал Бог: да произведет земля душу живую по роду ее, скотов, и гадов, и зверей земных по роду их. И стало так" (Быт 1, 24).

Наконец, Бог возжелал доверить этому союзу мужчины и женщины особенное участие в Своем деле сотворения. Потому благословил мужчину и женщину, говоря: "плодитесь и размножайтесь" (Быт 1,28). В плане Творца дополнено одно другим: пол и плодовитость принадлежат самой природе учреждения супружества.

Больше того, супружеский союз мужчины и женщины был возвышен Христом до достоинства таинства. Церковь учит, что христианское супружество является примером союза Христа с Церковью (ср. Еф 32). Это христианское значение супружества не уменьшает ценности супружеской связи мужчины и женщины, но подтверждает и укрепляет их (ср. Мф 19, 3-12; Мк 10, 6-9).

4. Не существует никакой основы для сравнения или проведения даже далекой аналогии между гомосексуальными связями и планом Божьим относительно супружества и семьи. Супружество свято, в то время как гомосексуальная связь остается в противоречии с естественным моральным законом. Гомосексуальные действия "исключают из полового акта дар жизни. Не вытекают из истинного дополнения друг друга чувственного и плотского. Ни в одном из случаев не могут быть одобрены".

В Св. Писании гомосексуальные отношения осуждены как серьезная испорченность… (ср. Быт 1, 24-27; 1 Кор 6, 10; 1 Тим 1, 10). Этот суд Священного Писания не дает права утверждать, что все затронутые этой несправедливостью тем самым имеют личную вину; однако это свидетельствует о том, что гомосексуальные акты "внутренне не упорядочены". Точно такую же моральную оценку мы находим у многих христианских писателей первых веков, и она однозначно была принята католической традицией.

Тем не менее, согласно с учением Церкви, мужчины и женщины с гомосексуальной склонностью "должны быть истолкованы со вниманием, сочувствием и деликатностью. Следует избегать по отношению к ним проявления какой-либо дискриминации". Эти личности, также как и другие христиане, призваны жить в чистоте. Но гомосексуальная склонность является "объективно не упорядоченной", и гомосексуальные действия - "это грехи, остающиеся в глубоком противоречии с чистотой".

II. Позиция, занимаемая по отношению к проблеме гомосексуальных связей

5. Перед явлением гомосексуальных связей, фактически существующих, светские власти принимают разные позиции: временами ограничиваются до приятия этого явления; иногда соглашаются с предложением узаконить такие связи, под предлогом предотвращения – по отношению к некоторым законам - дискриминации личности, которая находится в сожительстве с личностью того же самого пола; в некоторых случаях содействуют также равноправию гомосексуальных союзов и супружеств, в полном смысле этого слова, не исключая признания законной возможности усыновления детей.

Там, где власти принимают политику фактической толерантности, не влекущей за собой законодательных актов, которые были бы красноречивым выражением признания законными таких форм жизни, необходимо точно различить конкретные аспекты этой проблемы. Моральная совесть требует, чтобы в каждом случае мы были свидетелями полной моральной истины, которой противоставляется в равной мере как приятие гомосексуальных отношений, так и несправедливая дискриминация личностей с гомосексуальными склонностями. В таком случае следует поступать рассудительно, принимая во внимание следующие цели: выявить, возможно, инструментальное или идеологическое использование этой возможности, однако обозначить неморальность связей такого типа; напомнить властям о необходимости удерживать явление в границах, так, чтобы оно не ставило под угрозу общественную мораль, и, прежде всего, не толкало молодое поколение к ошибочной концепции пола и супружества, что лишило бы их необходимой защиты и, кроме того, способствовало бы расширению этого явления. Тем, которые во имя этой толерантности хотят взять на себя ответственность придать указанные нормы гомосексуальным личностям, находящимся в сожительстве друг с другом, следует напомнить, что приятие зла является совершенно иным, чем одобрение и узаконение зла.

Случаям законного признания гомосексуальных связей или приравнивания их к супружеству, одновременно с признанием по отношению к ним законов, относящихся к последнему, необходимо противостоять ясным и выраженным способом. Необходимо воздержаться от какого-либо формального сотрудничества в покровительстве и введении в жизнь норм столь явно несправедливых, а также, если это возможно, от действий на исполнительном уровне. В этой материи каждый может опереться на побуждение совести.

III. Рациональные аргументы против правовой легализации гомосексуальных связей

6. Понимание доводов, ведущих к необходимости противостояния инстанциям, стремящимся к легализации гомосексуальных союзов, требует нескольких этических и специфических замечаний.

О правовых нормах (recta ratio)

Задания светских норм, без сомнения, более ограничены, чем моральное право, а светские нормы не могут входить в конфликт с правом разума (recta ratio) без утраты тем самым силы, связывающей их с совестью. Каждый закон, установленный людьми, имеет возможность существовать как закон настолько, насколько он согласен с моральным правом, признаваемый правовым разумом (recta ratio), и насколько он ценит даже малосущественные права каждой личности. Законодательство, относящееся благосклонно к гомосексуальным союзам, противоречит праву разума, т. к. уделяет правовые гарантии, аналогичные тем, какими пользуются при учреждении супружества, связям между двумя особами того же самого пола. Принимая во внимание ценности, связанные с этим, власти не могут действовать без нарушения своих обязанностей в поддержании и охране общественного блага, каким является супружество.

Можно спросить, в каком смысле могут противоречить общественному благу распоряжения, которые не обязывают ни к какому особенному соблюдению, а ограничиваются до правового признания фактической реальности, которая внешне не проявляет несправедливости по отношению к кому-либо. В этой области следует рассматривать, прежде всего, разницу, существующую между гомосексуальным поведением, как явлением приватным, и поведением, предусмотренным и одобренным законом, одновременно с присвоением ему ранга одного из учреждений правовой системы. Второй случай не только намного серьезнее, но и имеет гораздо более глубокие последствия, что привело бы к изменению всего общественного порядка, который оказался бы в противоречии. Светские нормы являются принципами, регулирующими жизнь человека в лоне общества: к добру или ко злу. "Они играют очень важную роль, временами решающую, в процессе формирования определенной ментальности и обычая". Формы жизни и образцы, взятые с них, не только внешне формируют общество, но и ведут к модификации в молодом поколении понимания и оценки поведения. Легализация гомосексуальных союзов привела бы к устранению некоторых фундаментальных моральных ценностей и к девальвации супружества.

О порядке биологическом и антропологическом

7. В гомосексуальных союзах налицо полная нехватка биологических и антропологических элементов супружества и семьи, которые могли бы быть рациональной основой для правовой легализации таких союзов. Соответственно, они не в состоянии уверить общество в продолжении человеческого рода. Возможное пользование средствами, доступными благодаря последним открытиям в области искусственного оплодотворения, кроме того, что связаны с серьезными нарушениями уважения человеческого достоинства, нисколько бы не изменили их неадекватности.

В гомосексуальных союзах полностью отсутствует измерение супружества, которое становится человеческой формой и упорядоченной реляцией пола. Они поистине человеческие только тогда и только настолько, насколько выражают и укрепляют взаимное поддержание пола в супружестве и остаются открытыми для передачи жизни.

Как показывает опыт, недостаток в противоположности пола строит преграды для нормального развития детей, предположительно включенных в такой союз. Им не хватает материнского или отцовского опыта. Включение детей в гомосексуальный союз посредством усыновления, в сущности, означает совершение насилия над этими детьми в том смысле, что используется их беззащитность к включению их в среду, которая не способствует их полному личностному развитию. Разумеется, такое поведение было бы аморальным и оставалось бы в явном противоречии с принципами, признанными международной Конвенцией по правам детей, согласно которой наиважнейшей ценностью, подлежащей охране, в каждом случае является благо ребенка, являющегося существом слабым и беззащитным.

Об общественном порядке

8. Своему существованию общество должно быть обязано семье, опирающейся на супружество. Неизбежным последствием правовой легализации гомосексуальных союзов является упразднение супружества, которое по своей правовой природе теряет основную принадлежность к аспектам, связанным с гетеросексуальностью, как, например, продолжение рода и воспитание. Если супружество между двумя личностями разного пола было бы признано только как одно из возможных супружеств, концепция супружества подверглась бы радикальной перемене, с серьезным вредом для общественного блага. Ставя гомосексуальные союзы на тот же самый правовой уровень, что супружество или семья, власти действуют арбитрально и входят в конфликт с личными обязанностями. Для поддержания легализации гомосексуальных союзов нельзя брать во внимание принципы недискриминации по отношению к каждой личности. Проведение различия между личностями или отказ правового признания, или признания определенного общественного свидетельства недопустимы только в том случае, когда они находятся в противоречии со справедливостью. Непризнание общественного статуса и правового супружества у тех форм жизни, которые не являются и не могут быть супружескими, не противоставляются справедливости, но наоборот, требуемы ею.

Нельзя рационально отзываться о принципах истинной личной автономии. Одно дело то, что отдельные граждане могут свободно заниматься деятельностью, к которой имеют живой интерес, также, если эти действия относятся к общим светским правовым нормам о свободе. Совсем другое дело, когда действия, которые не вносят значительного или позитивного вклада в развитие личности и общества, могли бы получить от властей специфическое и конкретное признание права. Гомосексуальные связи не реализуют, даже в наиболее далеко идущей аналогии, заданий, благодаря которым супружество и семья заслуживают специфическое и им присущее признание права. В то же время существует правильное мнение, что такие союзы вредят полноценному развитию человеческого общества, особенно если допустят их эффективное влияние на общественное мнение.

О правовом порядке

9. В то время как супружеские пары имеют задание гарантировать наличие будущего поколения, и, кроме того, значительно участвуют в созидании общественного блага, светское право придает им учредительное значение. В то же время гомосексуальные союзы не требуют особого внимания со стороны правовой и законодательной, т. к. не играют для общества вышеупомянутой роли.

Неверна аргументация, согласно которой правовая легализация гомосексуальных союзов якобы необходима для предотвращения ситуации, в которой сожительствующие гомосексуалисты потеряли бы, принимая во внимание сам факт их сожительства, реальное признание их общественных прав, которые имеют как личности и граждане. В сущности, они всегда могут обратиться, как все граждане, на основе своей личной автономии, к общественно-правовой защите ситуации общественного интереса. В то же время является несправедливостью жертвование общим истинным правом семьи с целью обретения благ, которые могут и должны быть гарантированы таким способом, чтобы не повредить всему общественному организму.

IV. Позиция католических политиков касательно благосклонности законодательства по отношению к гомосексуальным союзам

10. Если все верные имеют обязанность противостоять правовой легализации гомосексуальных союзов, то католические политики обязаны к этому особенным образом. По отношению к гомосексуальным союзам следует иметь следующее этические указания.

В случае, когда законодательному собранию впервые предложен проект, благосклонно отзывающийся о легализации гомосексуальных союзов, парламентарий-католик обязан ясно выразить свое сопротивление и голосовать против принятия проекта. Отдать голос за то, что столь вредно для общественного блага, является неморальным действием.

В случае, когда парламентарий-католик имеет дело уже с установленным благосклонным правом касательно гомосексуальных союзов, он должен возможным для него способом публично выразить свой протест - речь идет о достойном свидетельствовании об истине. Если невозможно полное разрушение распоряжений такого рода, опираясь на советы, содержащиеся в энциклике "Evangelium vitae", он поступил бы разумно, уделяя свою поддержку пропозициям, целью которых является ограничение действия такого закона, и таким образом уменьшение негативных последствий на почве культуры и общественной морали, при условии, что будет "ясно и известно всем" его "личное абсолютное сопротивление" по отношению к такого рода законам, и будет избегнута опасность соблазна. Это не означает, что якобы в этой материи устав более ограниченный будет считаться справедливым законом или, по крайней мере, допустимым; напротив, речь идет о верной и обязывающей попытке стремиться хотя бы к частичному перенесению несправедливого права, когда его полное разрушение в данный момент невозможно.

Заключение

11. Церковь учит, что внимание, оказываемое гомосексуальным личностям, ни в коем случае не может вести к одобрению гомосексуального поведения или к легализации гомосексуальных союзов. Общественное благо требует, чтобы законы поддерживали и защищали супружеские союзы, первую ячейку общества. Законное признание гомосексуальных союзов или их сравнивание с супружеством означало бы не только одобрение непорядочного поведения и впоследствии признание его моделью для актуального общества, но также разрушение фундаментальных ценностей, принадлежащих общему наследию человечества. Церковь не может не защищать эти ценности, принимая во внимание благо человека и всего общества.

Его святейшество Иоанн Павел II во время аудиенции 28 мая 2003 г., данной нижеподписавшемуся префекту кардиналу, утвердил настоящие замечания, признанные на пленарном собрании Конгрегация вероучения, и поручил их опубликовать.

Рим, Конгрегация вероучения,
3 июня 2003 г.,
в день памяти святых мучеников Карла Лванги и его сподвижников.

+ Иосиф Кардинал Ратцингер
Префект

+ Анжело Амато, SDB
титулярный архиепископ Силы
Секретарь