Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Документ Конгрегации по делам клириков Католической Церкви говорит о значении Литургии и Евхаристии в жизни священника, о всецелой преданности Христу как залоге успешности священнического служения, о служении пресвитеров церковному народу как об их пути к святости.

Цель документа — «напомнить о приоритете молитвы над деянием, поскольку именно от молитвы зависит эффективность деяния. От личных отношений каждого человека с Господом Иисусом в значительной степени зависит миссия Церкви. Поэтому миссию следует поддерживать молитвой».

«Священство – это призвание, это путь, это способ, которым Христос спасает нас, которым Он призвал нас, – и призывает сейчас, – жить с Ним», пишет префект Конгрегации кардинал Клаудио Хуммес.

Обращение по случаю Всемирного Дня молитвы о посвящении священников Святейшему Сердцу Иисуса

30 мая 2008 г.

 

Конгрегация по делам клириков 

Досточтимые и дорогие Собратья во священстве!

В праздник Святейшего Сердца Иисуса мы устремляем с бесконечной любовью взоры нашего ума и сердца на Христа, единственного Спасителя нашей жизни и всего мира. Воззвать ко Христу означает воззвать к тому Лику, Которого ищет – осознанно или неосознанно – каждый человек, в качестве единственного адекватного ответа на свою неугасимую жажду счастья.

 

Мы встретились с этим Ликом, и в тот самый день, в то самое мгновение Его любовь настолько глубоко ранила наши сердца, что мы уже больше не могли обойтись без того, чтобы непрестанно просить пребывать пред Ним. «Рано услышь голос мой, - рано предстану пред Тобою, и буду ожидать» (Пс 5, 4).

 

Священная Литургия вновь и вновь ведет нас к созерцанию Тайны Воплощения Слова, которая есть источник и внутренняя реальность этой общины, которая есть Церковь: Бог Авраама, Исаака и Иакова открывает Себя в Иисусе Христе. «Никто не смог бы увидеть Славу Его, не будучи сначала исцелен смирением плоти. Прахом ты был ослеплен, и прахом исцелен: плоть ослепляла тебя, плоть тебя исцеляет» (Блаженный Августин, толкование на Евангелие от Иоанна, Проповедь, 2, 16).

 

Лишь вновь глядя на совершенную, поразительную человечность Иисуса Христа, – ныне живущего и действующего, – Который открыл нам Себя и по сей день склоняется к каждому из нас со свойственной Ему любовью абсолютного предпочтения, – мы можем позволить, чтобы Он осветил и наполнил бездну нужды, которую представляет собой наша человеческая природа, будучи уверенными, что повстречали Надежду и что Милость покроет наши недостатки и научит нас прощать то, что нам самим даже не удается распознать. «Бездна бездну призывает голосом водопадов Твоих» (Пс 42 (41), 8).

 

По случаю традиционного Дня Молитвы об Освящении Священников, который отмечается в праздник Святейшего Сердца Иисуса, я хотел бы напомнить о приоритете молитвы над деянием, поскольку именно от молитвы зависит эффективность деяния. От личных отношений каждого человека с Господом Иисусом в значительной степени зависит миссия Церкви. Поэтому миссию следует поддерживать молитвой: «Пришло время вновь подтвердить важность молитвы перед лицом активизма и секуляризма» (Бенедикт XVI, Deus Caritas est, п. 37). Да не устанем мы черпать от Его Милосердия, позволяя Ему смотреть на болезненные раны нашего греха и врачевать их, для того, чтобы изумляться вечно новому чуду нашего искупленного человечества.

 

Возлюбленные Собратья, нам даровано в полной мере ощутить Божие Милосердие, и, только так, мы являемся Его руками, которыми Он всякий раз по-новому обнимает израненное человечество. «Христос спасает нас не отнашей человеческой природы, но через нее; Он не спасает нас от мира, но Он пришел в мир, чтобы мир был спасен через Него (ср. Ин 3, 17)» (Бенедикт XVI, Urbi et Orbi, 25 декабря 2006). Наконец, мы являемся священниками в силу высочайшего Акта Милосердия Божия и одновременно Его предпочтения, – через Таинство Рукоположения.

 

Во-вторых, в неутолимой и страстной жажде по Христу, подлинным измерением Священства является наше нищенство перед Ним, – простая и непрерывная просьба, которую постигают в молчаливой мольбе сердца; это нищенство было всегда характерно для жизни святых, и к нему следует настойчиво стремиться. Это осознание нашего общения с Ним подвержено очищению каждодневными испытаниями. Каждый день, вновь и вновь понимаем, что даже мы, служители, действующие in Persona Christi Capitis, не избавлены от этой драмы: мы не можем прожить ни единого мгновения перед Ним, не ощущая сладкой жажды всякий раз заново узнавать Его и следовать за Ним. Давайте не будем поддаваться искушению смотреть на наше священство как на неизбежное бремя, которое нельзя никому перепоручить, и которое, раз оно принято, можно нести «механически», просто следуя подробной и последовательной пастырской программе. Священство – это призвание, это путь, это способ, которым Христос спасает нас, которым Он призвал нас, – и призывает сейчас, – жить с Ним.

 

Единственно адекватной мерой по отношению к нашему Святому Призванию является радикальность. Эта всецелая преданность с осознанием нашей неверности может достигаться только как ежедневно обновляемое в молитве решение, которое затем, день за днем, осуществляет Христос. Сам дар священнического безбрачия следует принимать и жить им в этом измерении радикальности и полного уподобления себя Христу. Любая другая позиция, иная, чем реальное общение с Ним, рискует превратиться в идеологическую.

 

Даже объем работы, – порой чрезвычайно большой, – который налагают на нас современные условия служения, не должен нас обескураживать, но, напротив, стать поводом для того, чтобы с еще большим вниманием заботиться о нашей священнической идентичности, у которой, бесспорно, божественные корни. В этом смысле, следуя логике, противоположной логике этого мира, именно особые условия служения должны побуждать нас «поднять тонус» нашей духовной жизни, с большей убедительностью и эффективностью свидетельствуя о нашей исключительной принадлежности Господу.

 

Всецелой преданности нас научил Тот, Кто первым возлюбил нас. «Я дал найти Меня тем, кто Меня не искал. Я сказал: “Вот Я!” тем, кто не призывал имени Моего». Местом этой «всецелой преданности» является в высшей степени Евхаристия, поскольку «Иисус в Евхаристии дарует не «что-то», но самого Себя; Он жертвует Свое тело и проливает Свою кровь. Тем самым Он дарует Себя в целостности Своего существования, открывая изначальный источник этой любви» (Sacramentum Caritatis , п. 7).

 

Дорогие Собратья, будем же верными ежедневному совершению Пресвятой Евхаристии – не только ради исполнения пастырского обязательства или удовлетворения потребностей вверенной нам общины, но также в силу абсолютной личной необходимости, которую мы сами ощущаем, как в дыхании, как в свете, нужном нам для жизни, как в достаточном основании для существования священства в полной мере.

 

В своем Пост-синодальном Апостольском обращении Sacramentum Caritatis Святейший Отец настоятельно предлагает нам утверждение Блаженного Августина: «Никто да не вкушает эту Плоть, не поклонившись Ей прежде; согрешим, если не поклонимся Ей» (Августин Блаженный, толкование на Псалмы, 98, 9). Мы не можем жить, не можем видеть истину о себе, не давая Христу смотреть на нас и каждый день возрождать в Поклонении Святым Дарам. И «Стояние» Марии, «Жены Евхаристии», у подножия Креста Своего Сына является самым красноречивым примером созерцания и поклонения Божественной Жертве.

 

Подобно тому, как миссионерство присуще самой природе Церкви, так же и наша миссия заложена в священническую идентичность, и потому безотлагательность миссии является вопросом нашей сознательности. Наша священническая идентичность созидается и обновляется день за днем в «беседе» с нашим Господом. Из нашей связи с Ним, поддерживаемой неустанной молитвой, возникает потребность вовлечь в нее тех, кто нас окружает. Святость, о которой мы каждодневно просим, нельзя понимать как бесплодную и абстрактную святость «в одиночку»; это непременно святость Христа, заразительная для всех: «Пребывание в общении с Иисусом Христом вовлекает нас в Его бытие ‘для всех’, делает его нашим образом существования» (Бенедикт XVI, Spe Salvi, п. 28).

 

Христово «бытие для всех» осуществляется для нас в Tria Munera, которыми мы облечены по самой природе Священства. Составляющие целостность нашего служения, они не могут быть причиной отрешенности или, что еще хуже, простого сведения себя к чистой функциональности, но, являются самым истинным выражением нашей принадлежности Христу; это средство нашего общения с Ним. Народ, порученный нам, чтобы мы его учили, освящали и направляли, не является некой реальностью, отвлекающей нас от «нашей жизни»: это для нас Лик Христа, созерцаемый нами ежедневно, как созерцает жених лицо своей возлюбленной, как Христос созерцает Церковь, Свою Невесту. Вверенный нам народ – это необходимый для нас путь к святости, то есть, путь, на котором Христос через нас являет Славу Отца.

 

«Если соблазняющему только одного и притом малейшего, подобает повесить мельничный жернов на шею и потопить во глубине морской…; то что некогда потерпят и какому подвергнутся наказанию те, которые погубили не одного, двух или трех, но такое множество?» (Св. Иоанн Златоуст,De Sacerdotio VI, 1.498). Если мы осознаем серьезность задачи и величину ответственности за нашу жизнь и спасение, в которой верность Христу совпадает с «подчинением» тому, что необходимо для искупления этих душ, не остается места сомнению в полученной благодати. Мы можем только как можно больше вверить себя Его Любви, чтобы Он действовал через нас, поскольку, либо мы дадим Христу спасти мир, действуя в нас, либо рискуем предать саму природу нашего призвания. Мера нашего посвящения, дорогие Собратья, – это опять и снова радикальность. Да, «пять хлебов и две рыбки» – это не очень много, но это все, что есть! Божия Благодать превращает всю нашу малость в Причастие, насыщающее Народ. В этом «полном посвящении» особым образом участвуют пожилые или больные священники, которые ежедневно неся божественное служение, присоединяют свои страдания к Страстям Христовым и приносят свое священство в дар на благо Церкви и ради спасения душ.

 

И, наконец, непреложным основанием всей священнической жизни остается Пресвятая Богородица. Отношения с Ней не могут ограничиваться практикой благочестивого поклонения, но должны питаться непрестанным преданием в руки Приснодевы всей нашей жизни, нашего служения во всей его полноте. Пресвятая Мария также ведет нас, как и апостол Иоанн, к подножию Креста Своего Сына, Господа нашего Иисуса Христа, чтобы мы вместе с Ней созерцали бесконечную Любовь Божию: «Сюда спустилась сама Жизнь наша и унесла смерть нашу и поразила ее избытком жизни своей» (Августин Блаженный, Исповедь IV, 12).

 

Бог Отец избрал условием нашего искупления, исполнения нашего человечества, прихода к Воплощению Сына Божия подождать, чтобы Дева сказала «Fiat» в ответ на ангельское благовестие. Христос пожелал доверить, так сказать, Свою Жизнь исполненной любви свободе Матери: «Зачав Христа, родив Его, вскормив, представив во Храме перед Отцом и страдая вместе с Сыном Своим, умирающим на Кресте, Она совершенно особым образом споспешествовала послушанием, верой, надеждой и горячей любовью делу Спасителя, восстановлению сверхъестественной жизни в душах. Поэтому Она – наша Матерь по благодати» (Lumen Gentium, п. 61).

 

Святой Папа Пий Х утверждал: «Всякое священническое призвание исходит из сердца Бога, но проходит через сердце матери». Это верно в отношении очевидного биологического материнства, но также и «рождения» любой формы верности Призванию Христову. В своей священнической жизни мы не можем обойтись без духовного материнства: давайте поручим себя доверительно молитве всей Святой Матери Церкви, материнству Народа, для которого мы пастыри, но которому доверена наша опека и наша святость; попросим столь необходимой нам помощи.

 

Дорогие собратья, со всей очевидностью предстает необходимость в «молитвенном движении, в центр которого было бы поставлено неустанное Евхаристическое Поклонение, непрерывное днем и ночью, так, чтобы из всех уголков земли непрестанно возносилась к Богу молитва поклонения, благодарения, хвалы, просьбы и исцеления, с наипервейшей целью пробудить достаточное число святых призваний к священничеству, и, в то же время, чтобы духовно сопровождать – на уровне Мистического Тела – своего рода духовным материнством всех тех, кто уже призван к служебному священству и онтологически уподоблен Единому и Вечному Священнику, чтобы они лучше служили Ему и братьям, – тем, кто одновременно находятся “внутри” Церкви, а также “на передовой” Церкви (Pastores Dabo Vobis, п. 16), как наместники Христа и представляя Его как Главу, Пастыря и Жениха Церкви» (Послание Конгрегации по делам духовенства, 8 декабря 2007 г.).

 

С недавнего времени развивается еще одна форма духовного материнства. Оно всегда безмолвно сопутствовало избранным рядам священников в ходе истории Церкви. Речь идет о конкретном вверении нашего служения определенному лицу, посвященной Богу душе, которая была призвана Христом и поэтому предпочитает посвятить себя, с необходимым страданием и неизбежными жизненными борениями, заступничеству за нашу священническую жизнь, пребывая, таким образом, в сладостном Присутствии Христа.

 

О таком материнстве, воплощающем в себе любящий лик Пречистой Девы Марии, нужно просить в молитве, ибо только Бог может вызвать его и поддержать. Тому существует множество прекрасных примеров. Достаточно вспомнить о благотворных слезах святой Моники о сыне Августине, о котором она плакала «больше, чем оплакивают матери умерших детей» (Августин Блаженный, Исповедь III, 11). Еще один восхитительный пример – это Элиза Воган: она родила и отдала Господу 13 детей. Шестеро из ее восьми сыновей стали священниками, четыре из пяти дочерей – монахинями. Поскольку невозможно быть истинно нищими перед Христом, чудесным образом сокрытом в Таинстве Евхаристии, не будучи способными на практике просить действенной и молитвенной помощи у тех, кого Он ставит рядом с нами, давайте, не колеблясь, доверим себя тем видам материнства, которые Святой Дух, несомненно, породит для нас.

 

Святая Тереза Младенца Иисуса, зная о крайней необходимости в молитве обо всех священниках, особенно о тех,пыл которых остывает, написала в письме своей сестре Селине: «Мы живем ради душ, мы апостолы, мы спасаем прежде всего души священников […] Мы молимся о них и страдаем, и в последний день Иисус будет благодарен!» (Святая Тереза из Лизье, Письмо 94).

 

Давайте вверим себя ходатайству Пресвятой Девы, Царицы Апостолов, нашей сладостной Матери, и будем смотреть на Христа вместе с Ней, в постоянном стремлении полностью и радикально принадлежать Ему, – в этом заключается наша идентичность!

 

Вспомним слова святого Арского Пастыря, покровителя приходских священников: «Если бы я уже был одной ногой на небесах и мне сказали вернуться на землю и трудиться для обращения грешников, я вернулся бы с радостью. И если бы для этого мне пришлось оставаться на земле до конца света, каждый раз подниматься в полночь и страдать так, как я страдаю, я согласился бы от всего сердца» (Брат Афанасий, Procès de l’Ordinaire, p. 883).

 

Господь да направляет и защищает всех и каждого – особенно больных и самых страждущих – в постоянной жертве нашей жизни ради любви!

 

Клаудио Кард. Хуммес,

префект

Мауро Пьяченца,

титулярный архиепископ Викторианы, секретарь

 


© Copyright 2008 - Libreria Editrice Vaticana

Перевод: Католическая информационная служба Agnuz (София Халходжаева)

Комментарии   

-1 #1 Михайло 20.08.2008 12:16
Да, интересно. У протестантских церквей несколько иной подоход к благовестию. Точнее, акценты расставлены иначе.
Цитировать