Печать
Просмотров: 5472

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Любомир ГузарГреко-католический Патриарх Украины Любомир Гузар рассуждает на вечные и актуальные темы: "Что такое любовь?", "Как строить отношения между различными поколениями?", "Должна ли женщина сидеть дома, а муж работать?", "Как провести социальную адаптацию гастарбайтеров, возвращающихся домой?", "Как изменить ситуацию со взятками, которые используют для благотворительности?" т.д. 

Любомир Гузар: Политика — одна из самых высоких форм любви к народу

Глава Украинской греко-католической церкви Любомир Гузар презентовал свою вторую аудио-книгу «Дорога к ближнему», созданную в жанре интервью. Она предназначена для широкого круга читателей и является, по словам руководителя УГКЦ, не сборником христианского вероучения, а пониманием современной действительности.

Корреспондент расширил круг вопросов и поговорил с Блаженнейшим о сложной ситуации, в которой оказалась Украина, об отношении к политикам и последних к избирателям, об отношениях греко-католической церкви с новой властью, о создании поместной православной церкви в Украине и религиозном воспитании детей.

— Какая главная мысль вашей второй аудиокниги?

— Любовь к человеку. Человек создан как минимум в двух измерениях: это личность, но одновременно она должна жить в социуме, чтобы развиваться. Чтобы быть собой, чтобы быть человеком. Возьму пример. Писатель Редьярд Киплинг написал книгу, в украинском переводе называется Братья Маугли.

О чем эта книга? О ребенке, потерявшемся в лесу и выросшем с волками, набравшемся у них определенных привычек. Но он не научился общаться с людьми, хотя снаружи выглядит как человек. Он не является человеком, и не умеет общаться с людьми. Его природные способности не развиты, так как он вырастал с волками. Чтобы быть собой, нужно быть с людьми. Сначала с мамой, отцом, потом с другими. Человек так развивает свою личность.

В связи с тем, что человек для своего развития требует других людей, всплывает целый ряд проблем, прежде всего, семейных. А с другой стороны, общественных. Не только в семье развивается ребенок. Когда он вырастает, встречает людей в школе, социуме. Важно, чтобы связи (у человека — ред.) были хорошо налаженные: с собой, с ближними. А третяя связь — с Богом.

— Вы говорите о любви к ближнему. Но мы живем в жестоком мире. Как можно, например, любить наших политиков, которые не очень любят свой народ?

— Любовь это не плата, это не ответ на какие-то заслуги. Ты послужил мне, и я тебя буду за это любить. Любовь не заказывается. Вообще, это желание кому-либо добра. В нашем представлении политик — это одиозная фигура. Мы смотрим на него с определенным пренебрежением: "А, политик, фу!" Но ему можно желать добра. Это форма любви. Любовь имеет разные формы — между мужчиной и женщиной, родителей к детям, детей к родителям, между друзьями, к своему народу.

У нас часто говорят: "Я люблю Украину до смерти", но при этом нет любви к украинцам. Мы должны любить украинцев, то есть любовь к Украине конкретных людей, а не к абстрактной Украине. Я хочу любить людей. Может, они не совершенны, может, делают мне какую неприятность, но я желаю им добра.

Иисус Христос учит нас любить врагов, — неблагосклонных к нам людей. Христос не имел врагов, он умер за всех, и это для нас пример. Мы создаем себе врагов, чтобы отказать кому-либо в любви. Это сложная тема, но Христос говорит делать добро тем, кто делает нам неприятность. Это форма любви.

— Политики тоже ее проявляют к ближнему?

— Здесь есть проблема. В идеале одна из наивысших форм любви к своему народу — это политика. Политика — это служение народу. Полис — город, политея — сообщество. Политики — это люди, которые посвящают себя сообществу: работают, думают, действуют на благо людей.

Но политик может считать, что он выполняет роль политика исключительно для самообогащения. Я позволю себе сделать сравнение: это подобно парню, который женится на девушке ради богатства. Он любит не ее, а ее деньги. Но, идеально говоря, политиками должны быть люди, являющиеся образцом любви к ближнему. Не абстрактной, а конкретной, когда он пытается всеми средствами помочь своим согражданам нормально жить, развиваться.

У нас с этим проблема, потому что украинские политики не получили должного общественного воспитания. Из-за наследственности коммунистических времен, философии коммуны, где все заботятся обо всех, но фактически только о себе. Многие из наших сегодняшних политиков вырастали в духе самосохранения, самообогащения, а не для того, чтобы посвятить себя ближним.

— То есть ради изменений к лучшему должно вымереть поколение политиков, воспитанное при коммунистической системе?

— Искренне вам скажу: похоже, что да. Политики, которые живут не в коммунистической действительности, а в демократической, где возвышается достоинство человека, должны понять свою задачу в новых условиях. Но здесь есть проблема. Трудно научить старую собаку новым фокусам. То, чему мы научились в молодости трудно изменить в старости. Единицы изменили себя, искренно, не для показухи. Но это исключения.

В общем, если человек вырос в определенных условиях, она будет жить и вести себя, согласно тому, с чем он вырос. Поэтому Ваш вопрос очень правильный. Должны — не должны вымереть, но я не думаю, что они изменятся. Может, один процент изменится, потому что это тяжелый процесс. Человек к чему-то привыкает, и в этой действительности продолжает пребывать. Он даже не видит чего-либо другого.

— С чего начинается любовь к ближнему?

— Надо уважать себя. Кто я? Меня Бог сотворил, дал разум, волю, жизнь. Итак, если я умею уважать себя и то, что получил, следующий естественный шаг — я смотрю вокруг и вижу таких же как я. Они имеют тот же начало от Бога, имеют ту же свободу, таланты.

— Накануне второго тура президентских выборов писательница Оксана Забужко призывала голосовать против всех. Вы же, наоборот, — делать выбор. Почему?

— Потому что это смысл выборов. Для чего выборы, если мы не выбираем? Люди говорят, нужно выбирать меньшее зло. Но можно смотреть иначе: я выбираю того, кто может сделать нечто более позитивное. Не меньшее зло, а того, кто может дать лучший результат. Против всех — это бегство. Раз мы имели первый тур и выбрали, тогда идем последовательно дальше. Большинство народа согласились с двумя кандидатами, тогда надо между ними выбирать, а не бежать.

— Однако какую цену мы заплатим за наш выбор?

— Выбор надо делать рационально и учитывать возможные опасности. Мы не выбираем между двумя ангелами, а между двумя политическими фигурами, и каждая из них что-то с собой несет. Что будет, посмотрим. Это раз. А во-вторых, мы не должны сидеть со сложенными руками и ждать, а взяться за работу.

Большинство граждан ждут, что им дадут, потому что это типичная советская ментальность. Так их научили: государство и партия о них позаботятся. Здесь есть вызов — выбирать работать. Мы не перестаем молиться, но с молитвой хотим работать, Бог для этого дал нам таланты. Есть новая политическая и экономическая ситуация, поэтому я должен задуматься: что мне делать, чтобы улучшить ситуацию?

Нынешняя ситуация далеко не идеальна, но что каждый из нас делает, чтобы ее улучшить? Приведу пример из чужого двора. Президент США Джон Кеннеди в инаугурационной речи бросил интересный клич: "Не спрашивай, что Америка может сделать для тебя, но, что ты можешь сделать для Америки?" Это можно прекрасно применить к Украине.

Мы обращаем большое внимание на экономику, но экономика — это только часть жизни. Человек не только хлебом живет. Есть духовные ценности: порядок, закон. Если кто приспосабливает закон к своим потребностям, искривляет его, на это нужно реагировать. Сказать: "Дорогие мои политики, вы не делаете добра", чтобы они не думали, что они безнаказанны. Это часть демократического политикума, где граждане не пассивно жалуются, а реагируют.

— То бишь мы выбрали того, кого заслуживаем?

— Янукович, Тимошенко, парламент — часть нашей действительности. Мы можем мечтать о ком-то другом. Мечтать — это хорошо, но надо что-то делать.

— Как, по вашему мнению, будут складываться отношения между УПЦ КП и УПЦ МП при президенте Януковиче? Или не зайдет в тупик диалог об объединении украинского православия?

— Я думаю, что нет. Надо подойти к делу немного шире. Есть люди сознательные во всех конфессиях, которые будут обеспечивать минимум взаимопонимание, со временем — сближение. Есть процессы временные, а есть долгосрочные. Это надо учитывать и не думать, что если сейчас нет успеха, то мир рухнул. Надо пробовать один, второй, десятый раз.

Можно делать революцию, но ни одна революция в мире ничего не решила. Поэтому с помощью революции что-то решать очень опасно: это замена одной группы на другую. И народ это терпит. Но есть способы, которые требуют большего терпения, последовательности и тогда рано или поздно, иногда очень поздно, приходят результаты.

— Много времени придется ждать?

— Речь идет о наработках десятков, сотен лет, поэтому одним решением не разрешатся. Ситуация требует внутренней перемены, и она возможна.

— Как Вы относитесь к дружбе Президента Януковича и российского патриарха Кирилла?

— Это сложное дело, заключающееся в роли Русской православной церкви (РПЦ) в России. РПЦ тесно связана с тем, что творится в государстве. Наша традиция иная. Мы понимаем роль церкви, государства и их соотношение. Церковь в Украине не на службе у государства, а является ее партнером. Мы работаем для народа. Это не так, как в России.

Эти вещи надо понимать и соответственно вести себя. Мы должны понять, что хорошо для нашей церкви, которая, к сожалению, разделена, но выросла из того же корня: Владимира, Аскольда, Климента. Церковь — это мы. И мы должны смотреть на себя и думать, что для нас лучше. Политики имеют свое соображение, а церковь — свое. Политики должны понять: есть ценности, которых трогать нельзя, потому что можно тяжело за это заплатить.

— После инаугурации Януковича епископы УГКЦ обратились к нему как к гаранту Конституции, с просьбой уважать права верующих различных конфессий. Вы уже получили реакцию свое это обращение?

— Нет, не получил — ни официальной, ни неофициальной.

— А чего вы ожидаете?

— Нам важно, чтобы была принята к сведению наша позиция. Чтобы было определено последовательное поведение. Чтобы церковь в государстве могла положительно и творчески работать. И мы это выразили. И теперь посмотрим.

Не все зависит от Президента, есть группа людей. И они должны понять, что они прочитали, увидели и как будут дальше действовать. Для меня не важен официальный ответ. Недостаточно деклараций, мы имеем таких деклараций столько, что аж в голове шумит. Мы бы хотели видеть конкретные поступки.

— А если их не будет?

— Церковь не погибнет. Цель церкви — спасение людей. Мы переживаем о воспитании людей, чтобы они жили в доброй общности. Церковь будет говорить людям об их ответственности, чтобы они перестали воспринимать взяточничество как нормальный образ жизни, чтобы они добросовестно работали и со временем это даст свои результаты.

— Как вы относитесь к идее преподавания религии в учебных заведениях?

— Очень хорошо, но это должно быть религия, которая отвечает религиозным убеждениям родителей и детей. Если родители хотят этого, государство должно создать возможность изучать детям религию. При Союзе был атеизм, это была религия государства, и во всех школах учили атеизму.

Сейчас все должны иметь возможность быть на уроках в соответствии с религиозными убеждениями родителей и детей. Но это должна быть квалифицированное лицо. Здесь хочу отметить, что говорю об уроках катехизиса или религии, а не христианской этики. Христианская этика должна быть обязательным компонентом для всех. Ведь Украина выросла на христианстве.

— Но есть воскресные школы.

— Воскресная школа другая, это не светская школа. Воскресные школы существуют при церкви, и не только для детей. Это не то же, что преподавание религии в государственной школе.

— Не противоречит ли это принципу отделения церкви от государства?

— Речь идет о праве человека на свободу вероисповедания. И государство должно заботиться о праве детей познать их религиозные убеждения. Государство не отвечает за подготовку учителей религии. Это должна делать церковь или религиозная организация. Но государство должно создать для них условия с целью обучения детей религии.

— Преподавать религию в школе должен священник?

— Не только он. Это может делать учитель. Но он должен иметь миссию от церкви обучать детей религии. Если это священник, он должен иметь педагогическую квалификацию.


Ольга Жила, для Новинаря