Печать
Просмотров: 5910

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Патриарх Иосиф (Слипый) На гербе Патриарха УГКЦ Иосифа (Слипого) есть надпись: Per aspera ad astra ("Сквозь тернии к звездам"). Помимо того, что Патриарх Иосиф был одним из самых влиятельных и известных украинцев второй половины ХХ века, его жизненный путь был куда более тернистым, чем звездным.

Патриарх Иосиф: признанный народом, не признанный Ватиканом

Звезда Иосифа Слипого начала восходить в 32 летнем возрасте - тогда, в 1925 году, молодой священник, имевший за спиной обучение в Инсбруке и Риме стал ректором Львовской семинарии. В то время Украинская греко-католическая церковь была мощной украинской институцией не только в Галичине, но и во многих странах эмиграции.

Молодому ректору следовало проявить незаурядные способности, чтобы оправдать доверие Митрополита и получить всеобщее признание.

Как блестящий ученый, отец Иосиф не только развивает семинарию, но и делает важный шаг в будущее - учреждает Львовскую Богословскую Академию (ныне — Украинский католический университет, - ред). Вместе с Шептицким они рассматривали это как переходный этап к созданию полноценного Украинского католического университета.

Что такое университет для Украины первой половины ХХ века излишне говорить. Создание украинского университета было главным вопросом в австро-венгерской и польской администрации, а борьбу за него называли "альфой и омегой наших национальных соревнований".

Впрочем, то, что не могла или не хотела сделать австрийская, а затем польская власти решили сделать Шептицкий и Слипый. Богословская академия с самого начала имела два факультета - философский и богословский, и еще хотя бы один - права, пытался открыть отец-ректор.

В этой деятельности тоже случались тернии. Одна из них - конфликт с профессором Гавриилом Костельником, который даст о себе знать почти через два десятилетия. А тогда, в 1928 году, Слипый будет вынужден освободить известного и авторитетного отца Костельника от обязанностей и должностей в семинарии в связи с его антилатинскими взглядами.

Однако священника Слипого все больше ценил митрополит Андрей Шептицкий. Когда в 1939 году пришли так называемые "первые советы", митрополит, видя новую угрозу, отправляет тайного посланника в Ватикан с просьбой утвердить на митрополичьем престоле как своего наследника отца Иосифа. Последний не был готов к такому наследию, но как он признал через три года: "Я не мог ставить препятствия моему посвящению, ибо во времена гонения епископство является не честью, а, прежде всего, тяжелой ношей".

22 декабря 1939 в очень узком кругу лиц состоялась хиротония отца Иосифа в епископы. Символично, что вместо властного епископского жезла из рук Шептицкого он получает деревянный посох. Этот посох принадлежал епископу Иосифу Боцяну, которого Шептицкий подпольно рукоположил в 1914 году в одном из киевских отелей. В то время митрополит Андрей имел статус "Царского узника" и накануне этапа из Киева в глубь России, провел хиротонию и назначил епископа Боцяна ответственным за Волынь, которая была частью Российской империи.

Спустя четверть века история повторяется. Шептицкий всегда был большим мечтателем: видя все угрозы, которые нес большевистский режим, он также находил и положительные стороны. А таковой было объединение украинских земель, а следовательно - поле работы для духовенства.

Владыка Иосиф Слипый получает свою долю ответственности на новой территории - митрополит делает его ответственным за "Великую Украину".

 

Восхождение на митрополичий престол

Патриарх Иосиф Слипый

 

Как выглядят тернии нового режима, Слипый и другие обитатели митрополичьих палат могли ощутить еще в 1941 году. При отступлении Красной армии их всех вывели под стенку Собора Юра, на Слипому разорвали рясу и приготовили к расстрелу. Тогда обошлось...


Испить полную чашу испытаний довелось после второго прихода Советов. Во времени они совпали со смертью митрополита Андрея, что произошло 1 ноября 1944 года. Перед этим Шептицкий 44 года находился на Галицком престоле. За его время Греко-католическая церковь сделала небывалый прогресс, а для двух поколений галичан он был "Князем" не только Церкви, но и целого народа.

Советские чиновники отмечали: "Влияние митрополита Шептицкого и авторитет среди верующих и духовенства униатской Церкви в Западной Украине - огромные. Без преувеличения можно сказать, что такого безусловного авторитета и влияния нет ни у одного из председателей церковных течений в СССР" (справка уполномоченного по делам религии при правительстве СССР от 30 августа 1944 г.).

Зато Иосифу Слипому, которого знали как ректора-интеллектуала, следовало на митрополичьем престоле еще закрепиться.

15 ноября 1944 Никита Хрущев в письме Сталину писал: "Митрополит Иосиф Слипый еще не пользуется достаточным авторитетом среди епископов и духовенства греко-католической церкви. Часть священнослужителей недовольна его назначением, потому что считает его человеком слабовольным, неспособным быть руководителем этой церкви ...".

Если и была доля правды в этих словах, то сама же советская система и противостояние с ней дали возможность Слипому получить этот авторитет и не только среди своих верных, но и миллионов людей в мире.

Иосифу Слипому пришлось сразу оценить всю тяжесть наследства своего великого предшественника - НКВД поставило перед ним требование публичного осуждения повстанческого движения. Свое первое послание к верующим Иосиф Слипый посвящает осуждению политических убийств. Однако это вовсе не удовлетворило органы безопасности: там не было прямого упоминания ОУН или УПА, а также у власти возникли небезосновательные подозрения, что послание не было распространено среди верующих.

Когда вскоре состоится планируемая еще при жизни Шептицкого поездка делегации УГКЦ в Москву, то отец Гавриил Костельник тщетно будет требовать от митрополита Иосифа в документе, направленном власти, вписать аббревиатуру УПА.

Впоследствии именно Костельник, надломленный семейной трагедией, но и имеющий личные счеты со Слипым, возглавит движение, инспирированное НКВД, за присоединение УГКЦ к РПЦ.

Per aspera

Патриарх Иосиф во время второго ареста


Новой страницей в истории УГКЦ стало 11 апреля 1945 года. Того дня арестован и отправлен в Киев митрополит Слипый, а вслед за ним все епископы и часть священников. Началось открытое и жестокое уничтожение УГКЦ, которое даст повод назвать ее наиболее преследуемой церковью в мире.

Иосиф Слипый не отделял своих страданий от судьбы целого народа: "Для меня начался путь заключенного. Но не для меня одного, я был одним и из сотен тысяч стариков, женщин, детей и младенцев. Меня вырвали из гущи поверенных мне верующих, их оторвали от родной, потом их лица и кровью рук многих поколений орошенной земли ... ".

И далее: "Меня выводили на следствие день и ночь так, что я буквально валился с ног и меня должны были поддерживать, ведя к следственному судье ... Через несколько дней, когда я уже был измучен допросами до конца, меня привели к нескольким полковникам и стали терроризировать, давать на подпись, чтобы я отрекся от Папы, а за то дадут мне Киевскую митрополию ... Но я решительно отказался. Начались дальнейшие наступления, но это ни к чему не привело, я уже терял сознание от бессилия ... ".

Среди прочего, во время пребывания митрополита Иосифа и других епископов в следственном изоляторе в Киеве, постоянную помощь и передачи стали приносить православные монахини. После того как митрополит РПЦ Иоанн отказался удовлетворить просьбу греко-католиков, которые организовывали поддержку заключенным пастырям, это взяла под свою опеку игуменья Покровского монастыря Архелая (Елена Савельева).

Через тернии, Митрополиту Иосифу придется идти долгие 18 лет заключения.

 

Личные вещи Патриарха в момент ареста


После отбытия первого, восьмилетнего срока, его стали удерживать в доме престарелых в Красноярском крае. Здесь, по предложению советской власти, он начал писать историю УГКЦ. Отчасти и за эту работу ему дадут следующий, 7-летний срок. Еще перед его провозглашением, митрополит охарактеризовал его так: "При моем возрасте и состоянии здоровья - это смертная кара".

Фактически информация о смерти Слипого распространялась еще в 1940-х, но в 1950-х на Запад стали возвращаться иностранцы, которые сидели в сталинских лагерях. В разных воспоминаниях появилось имя священника-мученика. В частности, австриец Франц Гросбауер вспоминал инцидент с урками, которые напали на Слипого чтобы ограбить. Это закончилось тем, что "Князь Церкви лежал на полу, из уст и из носа сочилась кровь" (тут следует напомнить, что в советских лагерях на здоровье пагубно сказывались не только избиения и тяжкий труд, но и чудовищные условия проживания. Теплые полы и сталинская пенитенциарная система — вещи несовместимые, - ред.).

В заключении Слипый тайно писал послания к верующим, между прочим, первое сделал уже в 1947 году, исповедовал, служил тайные литургии и рукополагал духовенство. Опять же, по аналогии с Шептицким, перед выездом в Рим в московском отеле он рукоположит нового епископа для катакомбной Церкви.

Кардинал с советским гражданством

Освобождение митрополита Слипого непосредственно связано с Папой Иоанном XXIII. Тем самым, который был посредником между президентом США Джоном Кеннеди и первым секретарем ЦК КПСС Никитой Хрущевым во времени карибского кризиса.

Представитель Кеннеди Норман Казенс, отправляясь на встречу в Москву, совершил визит в Ватикан, где узнал о митрополите-мученика. На встрече с Хрущевым Казенс поднял вопрос освобождения 70-летнего Слипого. Тем более, что в церковном мире происходило важное событие - II Ватиканский Собор.

Иосиф Слипый не желал уезжать из СССР - как "Отец Церкви" он хотел и должен остаться со своей паствой. Впрочем, его удалось убедить, ведь это был шанс, как он сам оценил: "завершать то, чего не мог закончить как узник".

В письме, которое он получил от Папы, было несколько слов: "Сын, счастливой тебе дороги. Пусть тебя Бог бережет и приведет ко мне. Пусть Его Ангел Вам сопутствует".

Первая встреча с Папой была не менее трогательной: "Он совсем как отец ... Он взял меня в объятия и плакал", - писал Слипый о своих первых дня на свободе, в феврале 1963-го.

Кстати, Иосиф Слипый до конца своей жизни не изменил советского паспорта - он оставался гражданином того государства, где находилось большинство его верующих.

Его появление на II Ватиканском Соборе стала более чем сенсацией. Запад, который переживал времена материального расцвета и политического спокойствия, увидел человека, который был олицетворением первых христиан и которого сравнивали с апостолом Павлом после его освобождения из заключения.

Вместе с тем, УГКЦ, которую называли "Церковью молчания", моментально получила мощнейший голос, говорящий на весь мир.

В своем первом выступлении на Ватиканском Соборе в октябре 1963 года митрополит Слипый озвучил стремление греко-католиков получить статус Патриархата.

Рим на это не согласился, хотя в 1963 году его признали Верховным Архиепископом с довольно широкими правами, а в 1965-в Иосиф Слипый становится кардиналом. Эти решения сразу вызвали протест с советской стороны.

Вероятно, что не только советские органы, но и определенные круги Ватикана пожалели появления митрополита в свободном мире.

Его борьба за права преследуемой Церкви была бескомпромиссной и наверняка не было других иерархов во всей Католической церкви, которые могли бы так остро и прямо говорить с Папами.

Когда в очередной раз не удалось управить дело Патриархата, Слипый прямо сказал Папе Павлу VI: "Не одобрите Вы — одобрит Ваш преемник ... Уже потому, что мы, Украинская Церковь, существуем, никогда не можем отказаться от Патриархата!".

Папа Иоанн Павел II и митрополит Иосиф, встреча в Риме в 1978 г.

Когда речь шла об освобождении Митрополита из неволи, то апеллировали к милосердию советской власти над старым и немощным человеком. Зато, Глава УГКЦ, который прожил 92 года, проявил необычайную активность как на международной арене, так и для консолидации разбросанных по миру украинцев.

Уже в первый год, находясь в Западном мире, он осуществил мечту свою и Шептицкого, основав Украинский Католический Университет в Риме и несколько филиалов по миру. За несколько лет он объехал украинские поселения в Северной и Южной Америке, Европе и Австралии.

В Риме он построил Собор Святой Софии, основывал монастыри, развивал издательства и, среди прочего, всегда откладывал часть тиража книг для нужд будущей свободной Украины.

Казалось бы вся украинская община в свободном мире должна консолидироваться вокруг своего пастыря. Однако, одним из самых болезненных для Слипого дел были взаимоотношения с епископами, которые не единодушно поддержали начатое им движение за патриархат. Усилиями мирян и духовенства в 1975 году Иосифа Слипого провозглашают Патриархом, однако этот шаг не признает Ватикан.
 
Освобождение митрополита Иосифа из заключения и его пребывание на Западе историки часто называют ad astra. После всего пережитого новый период бесспорно должен быть путем "к звездам". И все же, как писал в своем Завещании сам владыка: "И этот путь, как скоро оказалось, не был путем, на котором светились "астра" - ясные звезды. Он и дальше оставался путем заключенного Христа ради, при этом заключенного на химерной воле".

 


Перевод с украинского. Источник: Історична правда.