Портал храма апостола Андрея Первозванного Украинской Греко-Католической Церкви
Навигация
Главная
Богословские курсы
Статьи
Документы
Основы вероучения
Библия
Святые
Священство
Контакты
Христианские сайты
Фотогалерея
Вопросы священнику
Переход в католичество
- - - - - - -
О названии сайта
- - - - - - -
Досье
† Святослав Шевчук
† Андрей Шептицкий
† Иосиф Слипый
† Мирослав Иван Любачивский
† Любомир Гузар
Св. Николай Чарнецкий
Святые Кирилл и Мефодий
Св. Иосафат Кунцевич
Бл. Емельян Ковч
Бл. Климентий Шептицкий
Бл. Леонид Федоров
Святая Бернадетта
Святой Альфонс Лигуори
CB Login
Популярное
 
Главная arrow Святые arrow Митрополит Андрей Шептицкий arrow Оксана Сайко. Митрополит Андрей Шептицкий
Оксана Сайко. Митрополит Андрей Шептицкий Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Оксана Сайко   
28.04.2008

Краткая биография знаменитого украинского митрополита и общественного деятеля. Рассматривается роль А. Шептицкого в истории украинской культуры и общества в первой половине ХХ века.

 

Митрополит Андрей Шептицкий

Оксана Сайко 

 

Митрополит Андрей ШептицкийНередко случается, что, приближаясь к великой харизматической духовной личности, имя которой - в ореоле святой неприкосновенности национальной легенды и величественной истории Церкви, в какое-то мгновение чувствуем, что этот нимб святости и особенной значимости делает эту личность недосягаемой для нас. Рядом с ней чувствуем себя такими мизерными, малыми, незначительными, недостойными... Но немного погодя, все больше познавая ее, начинаем понимать, что и необычный, Богом избранный человек в действительности очень нам близок. Ведь всеми своими великими христианскими деяниями всегда был вместе с нами, со своим народом, жил только для него и после своей смерти также осталась в нем. И мы можем постичь его мудрость, познать дела, перенять то духовное наследство как самое дорогое сокровище, склоняясь перед его духовным совершенством, стремиться достичь также его и посредством него по-настоящему прийти к Богу.

Его имя уже давно стало символом украинской Церкви, символом духовности нации, символом национального и духовного единения народа. Для каждого украинца эта необычная харизматическая личность – святой пример для подражания. Ведь его заветы - учение подлинной веры и любви к сознательному христианству, ближнему, и национальному патриотизму - заветы на все века, на все грядущие поколения.

Свой путь избрал сознательно. Стремился скромным пастырем-монахом служить Богу и людям. Но Господу этого было маловато – требовал от него более выдающихся и более масштабных деяний, более ревностного служения, потому что знал, что он способен на большее. А потому избрал и позвал этого благородного сердцем и сильного духом мужа, чтобы в те суровые времена перемен и неуверенности, во времена упадка, страшных испытаний и страданий, выпавших на долю нашей нации, он стал ее духовным Отцом и Пастырем. Господь указал ему тернистый, извилистый путь, возложив на его плечи тяжелую ношу, и он понес ее, благословенный и смиренный, из большой любви к своему народу, осознавая ответственность перед его современностью и будущностью.

Детские и юношеские годы

Митрополит Андрей Шептицкий родился 29 июля 1865 года в живописном селе Прылбичи, на Яворовщине вблизи Львова, в семье графов Ивана Шептицкого и Софии из рода Фредров. При крещении его нарекли Романом Марией Александром. Отец его, Иван Шептицкий, происходил из древнего рыцарского рода Сасов, получившего свое благородство от самого Данила Галицкого за особые заслуги перед княжеством. Правда, еще в XVII-XVIII ст. род этот из-за браков с поляками полностью ополячился. В семье Шептицких разговаривали на польском, хотя отец помнил о своих украинских корнях, о славных предках, среди которых было немало общественных и духовных деятелей, помнил историю и народные традиции. Мать – София - была дочкой известного польского писателя, графа Александра Фредра, женщиной высокообразованной и очень набожной. Она знала несколько языков, рисовала и обладала писательским талантом. Сама воспитывала детей, заботилась об их развитии лучше любого гувернера. Пятилетнего Романа она обучала грамоты, иностранным языкам, основам рисования. Будучи глубоко религиозной, она особое внимание уделяла его религиозному воспитанию, прививая любовь к Богу. Именно благодаря матери малый Роман познал молитвы, учил катехизис, увлеченно слушал рассказы о Христе, читал Библию... Мать воспитывала его в скромности, в своеобразной аскезе, в страхе перед грехом, но заботилась о всестороннем развитии. Шептицкие часто выезжали за границу и брали с собой детей, чтобы они познавали мир, изучали языки, а, бывая в тамошних музеях и храмах, воспитывались эстетически и духовно обогащались... Когда Роману было 11 лет, родители поехали во Львов, чтобы присутствовать на страстных богослужениях и исповедаться перед Пасхой. Вдруг и Роман выразил желание исповедоваться, чтобы принять в свое сердце Иисуса. Его первая исповедь и причастие состоялось у священника Мануила, монаха-бернандинца, духовника матери. О том важном событии в жизни Романа осталось письмо Софии Шептицкой к своей приятельнице: “Если можно представить себе ангела в полном блеске непорочности и святости, приступающего к Своему Господу – то это то малец, которого Господь зажег особенной любовью к Себе. Чувствую, что этого ребенка Бог хочет сделать Своим, каким образом – не знаю...” Тогда София еще не осознавала, что напророчила судьбу сына. Но материнское сердце чувствовало...

Гимназическое образование Роман начал с десяти лет в родительском доме, а экзамены сдавал во Львовской гимназии имени Франца Иосифа. Таким образом с отличием закончил четыре класса, а после родители отвезли его в Краков, в гимназию св. Анны, которую закончил в 1883 году, также с отличием. Своеобразным вознаграждением за ученическую успеваемость стало путешествие в Венецию, где он познакомился с итальянской культурой. В октябре этого же года Роман выражает желание пойти на однолетнюю армейскую службу, которую должен был проходить при первом полку драгунов, приставленном к уланам в Кракове. Ведь военная служба вырабатывает дисциплину, развивает физически, дает определенные знания и навыки к обороне. Роман считал это долгом настоящего мужчины. Но прослужил лишь несколько месяцев. Во время Рождества заболел скарлатиной. Болезнь дала осложнения – хроническое воспаление суставов, из-за чего он был освобожден из армии.

В 1884 году поступает на законодательный факультет Краковского университета, а на третий семестр переезжает в Бреслав (теперь Вроцлав), где посещает лекции по философии, славистике и теологии. Уже тогда среди студентов был известен как ярый русин, сторонник греко-католического обряда, хоть тогда еще официально обряд не поменял. В 1885 году учредил интеллектуально-духовное общество “Социетас Гозияна”, которое собирало католическую молодежь. В 1887 году закончил изучать право в Кракове, получив степень доктора права. Однако на том не остановился, начал изучать право в Мюнхене, а в Вене философию. На протяжении всех тех студенческих лет Роман убеждал родителей позволить ему вступить в монастырь, но они упрямо отказывали. В апреле 1886 года Роман едет в Рим. Родители полагали, что в этом путешествии юноша развеется и перестанет думать о монашестве, ведь его ожидала обещающая карьера, и любившая его благородная барышня... В Риме с помощью знакомых Кардиналов Роман попадает на аудиенцию к Папе Льву XIII. Ему юноша сообщает о своем намерении вступить в монастырь Василианского Ордена. Папа, обняв его, сказал: “Сын мой, выбирай наилучшую участь, которая не отнимится от тебя...” Папа имел большие планы относительно УГКЦ. Он планировал реформировать Орден св. Василия, который к тому времени обветшал и ополячился, создать Патриархат с центром во Львове. Во время второй аудиенции Романа, Папа благословил его намерение вступить в монастырь.

Когда почувствовал свое призвание жить в Боге? Может, еще малым мальчиком, когда втихаря разговаривал с Богом, пытаясь как можно больше узнать о нем и о Христе, и так поражало его учение и жизнь Сына Господнего, что хотелось приблизиться к Нему близко-близко. Может, что-то особенное почувствовал, когда принял первое причастие? Может, когда созерцал галерею портретов славных предков в архиерейских ризах и митрах? А может, когда смотрел на старые, ветхие от времени иконы талантливых неизвестных украинских художников, которые даровали трепетное ощущение Бога, которые так проницательно смотрели на него и говорили к его сердцу? Может и тогда, когда, едва лишь закончив краковскую гимназию, поехал в Унив? Об Унивском монастыре часто слышал от отца, именно там когда-то в монахах были его предки, там сохранялись и семейные духовные святыни. Может, тогда и зародилось желание вернуться к своим корням, к своей Церкви? Ведь испокон веков предки его были украинцами, греко-католиками... Село Прылбичи, где рос, где было родительское имение, тоже было украинским, ту речь слышал от домашней прислуги, от крестьян, и любил ее всем сердцем, как родную, потому что родной и была... Во что бы то ни стало решил больше познать Украину, и потому осенью 1887 года выезжает в Киев. Находясь там, знакомится с известным историком, профессором Владимиром Антоновичем, который охотно показывал ему исторические и культурные достопримечательности столицы. Общение с известным историком немало повлияло на Романа, что было неслучайным. Ведь Антонович также происходил из ополяченого украинского рода и также был когда-то римо-католиком, но вернулся к родным корням, поменял обряд и теперь возглавлял украинское движение, создал историческую школу, из которой вышел Михаил Грушевский. Антонович подарил Роману свою книгу “Исторические песни украинского народа”.

Из Киева Роман выезжает в Москву, чтобы познакомиться с российской культурой. Там он встретился с известным философом Владимиром Соловьёвым, который был сторонником объединения Церквей и перешел на католицизм, что также произвело на молодого человека немалое впечатление. Знакомства с этими интересными, необычными людьми лишь крепили его в решении посвятить свою жизнь Богу.

В 1888 году Роман снова выезжает в Италию, побывал в Неаполе, Монте Касино, Помпеи, откуда привез ценные полотна и иконы, которые впоследствии составят музейную коллекцию. Вернувшись домой, Роман заявляет родителям об окончательном решении вступить в монастырь. Родственникам и родителям тяжело было примириться с тем, что их сын, с которым было связано столько надежд, должен покинуть светскую жизнь. Ведь у него было блестящее образование, благородное происхождение, что гарантировало ему успешную карьеру. Привлекательный высокий молодой человек, с глубокими глазами и благородным лицом мог жениться, иметь детей, продолжить славный род Шептицких... Но именно тогда кто-то из священников, духовников убедил их в том, что решение Романа – это воля Божья и его призвание. В том упрямстве родителей был свой смысл. Это лишь укрепляло Романа в его решении и стремлении, испытывало и закаляло его не один год.

От монаха до Митрополита

28 мая 1888 года оказалось необычным днем для семьи Шептицких. День преисполненный радости и печали, слез и молитв. Роман отправлялся в монастырь в Добромыль. Выезд был торжественным и трогательным. Рано утром родители вместе с Романом молились в семейной часовне, мать со слезами на глазах благословляла в путь. Уже в монастыре Роман, провожая их у ворот, радостно махал им рукой и напоминал счастливого ребенка, который наконец-то получил свой созданный в мечтах подарок. София писала в своем дневнике: “Думаю, что Иисус доволен, потому что каждый, как мог, сложил Ему жертву”. А отец все повторял, благодаря Бога, что не достойны они такого святого ребенка.

Сердце Романа переполняло чувство счастья и удивительной легкости. Мечта его исполнилась. Молился горячо и искренне со слезами безграничной радости - отныне он будет с Господом. В монастыре Роман вел строгую аскетическую жизнь. Проявил себя очень смиренным, скромным, набожным, добросовестным, ответственным. Благодаря его быстрой приспособленности к монастырским условиям, нравственным и высокодуховным качествам характера, стремлениям достичь совершенного монашества, настоятели монастыря сократили срок испытаний с шести месяцев до одного. Первого июля 1888 года Роман Шептицкий получил василианскую рясу и поменял светское имя на монашеское – Андрей. Церемония состоялась в воскресенье после служения Часов перед Литургией в церкви. После переодевания в рясу начался срок еще одного испытания, который должен был длиться полтора года. Брат Андрей, невзирая на свое графское происхождение, старался не отличаться от других братьев, придерживаться принципов бедности и скромности. Спал на твердой кровати, укрываясь тоненьким рядном, ел грубую простую еду, много времени проводил в молитвах и медитациях, выбирал себе в монастыре всегда самую тяжелую, черную работу. Это снова заметили настоятели и решили позволить ему сложить первые обеты. Это произошло 13 августа 1889 года после трехдневных реколекций. Именно тогда он принес присягу Василианского Ордена: “Я, Андрей, Александр Роман Шептицкий, Ордена святого Василия Великого, клянусь Господу Богу в св. Троице Единому соблюдать нищету, чистоту и послушание, а также клянусь постоянно, вплоть до смерти пребывать в этом святом Ордене...” Господь благословил его исполнить этот святой обет.

В 1890 году брат Андрей Шептицкий выезжает в Краков для изучения богословия, где кроме философии и богословия, овладевает греческим и латинским языками, закончив обучение со степенью доктора. Считал, что совершенствоваться духовно следует учась. После экзаменов выезжает в Кристонополь (нынче Червоноград), где готовится к вечным обетам. И там 13 августа приносит их. Во время Литургии брат Андрей меняет обряд, что дает ему право принять рукоположение. Рукоположение происходит в течение недели в Перемышле, а 22 августа его завершил епископ, ученый, богослов Юлиан Пелеш. В том же году иеромонах Андрей завершил докторат по философии и богословия в иезуитской коллегии в Кракове. В 1895 году иеромогаха Андрея назначили наместником настоятеля и библиотекарем, избрали наставником послушников. Кроме того, в монастыре он проводил лекции по классическим языкам для монахов, занимался миссионерской работой.

Духовный рост его был выдающимся и весьма стремительным. В 1896 году иеромонаха Андрея назначают на должность игумена монастыря св. Онуфрия во Львове. Именно это дало ему много возможностей проявить себя не только в церковных, но и в важных мирских делах. Новый игумен начал широкую миссионерскую деятельность. Слава о прекрасном проповеднике распространилась в самые отдаленные уголки Львовщины. Люди приходили издалека, чтобы лишь послушать его, увидеть его. Удивительный свет излучали его глубокие мудрые глаза, смотрели в душу каждому. Харизма его была настолько сильной, что люди, которые годами не исповедовались и не считали себя религиозными, во время тех проповедей каялись, падали на колени со слезами на глазах, приступали к исповеди и принимали из его рук Причастие. Но иеромонах Андрей понимал, что проповедей маловато, чтобы сеять среди народа слово Божье, оно должно быть доступным всем в какой-то другой форме. По его инициативе была основана типография, где начали издавать религиозные и духовные книжки. А 19 мая 1897 года благодаря Шептицкому вышел в свет первый номер религиозного журнала “Мисионар” тиражом 10 тыс. экземпляров. Кроме того, он преподавал моральную догматику и теологию в высшей школе монахов Василиан в Кристонополе. Во Львове время от времени организовывал реколекции, конференции для духовенства. Как в церковных кругах, так и среди народа Шептицкий стал очень популярным. Это не осталось незамеченным. Вскоре по требованию настоятелей иеромонах Андрей соглашается принять сан епископа.

Отца Андрея Шептицкого на епископа Станиславовского номиновал 17 июня 1899 года Папа Лев XIII. Хиротония состоялась в соборе Святого Юра во Львове. А уже 24 сентября новый владыка приехал в Станиславов и отслужил Архиерейскую Божественную Литургию. Чтобы узнать верных, он встречается с людьми, исповедует, ездит по епархии. Побывал на Гуцульщине, на Буковине... В Станиславове посещает школы, бурсы, узников в тюрьмах, дает им духовные науки, учреждает библиотеку для духовенства. Планировал построить напротив кафедрального храма в этом городе духовную семинарию... Стремился сделать еще больше для своей паствы, для своего народа.

После смерти Митрополита Юлиана Куиловского 4 мая 1900 года уже было понятно, кто достоин этого поста и кто станет новым Митрополитом. В октябре владыка Андрей Шептицкий выехал с паломниками в Рим и побывал на аудиенции в Папы, на которой Святейший сообщил ему о номинации и благословил. Канонический процесс с номинантом состоялся в часовне папского нунция, где Шептицкий принес клятву на верность Папе. Отдельную клятву принес цесарю Францу Иосифу 17 декабря 1900 года. Поэтому он официально признан Архиепископом, Митрополитом Галицким.

Отслужив Литургию в Станиславовской кафедре, Шептицкий прощался со своей паствой со слезами на глазах. Грустно ему было покидать своих верных, но его ожидали новые обязанности, важные для Церкви и народа дела. Из храма прихожане провожали своего любимого владыку на железнодорожный вокзал. На каждой остановке поезда нового Митрополита приветствовали толпы людей, верные, духовенство, евреи... А когда поезд прибыл во Львов, в городе во всех храмах торжественно звонили колокола. Праздничная интронизация состоялась 17 января 1901 года в соборе св. Юра. На приветствие верных и духовенства Митрополит взволнованно ответил, что лишь огромная любовь к своему народу побуждала его взять это тяжелое бремя.

Великий политик, общественный деятель, меценат

В пастырских посланиях Митрополит Андрей Шептицкий призывал верных любить свой народ, быть патриотами своей нации, помнить и лелеять свои украинские корни, гордиться ими. “Потому что Христос, плача над Иерусалимом, предусматривая его упадок, и св. Павел, готовый жизнь отдать за своих братьев по крови, действительно любили свой народ. Они не только не запрещали патриотизм, а еще и прививали его”, – повторял Митрополит. Но вместе с тем он учил уважать и любить другие нации. Учил своим примером. Например, во время визитов в небольшие городки Галичины Митрополит часто встречался с представителями еврейских общин. Они приносили ему для целования Тору, и он склонялся перед старым законом Моисея, а на приветствие раввина отвечал ему ивритом. Известен любопытный случай. Как-то во время празднике Успения Пречистой Девы Марии в Униве, вблизи монастыря появился хор из синагоги и начал петь под окнами обители Митрополита, поздравляя его с тем праздником. Митрополит Андрей в знак своей благодарности щедро одарил певцов вином. “Это братья наши по вере,” - часто повторял он. Помогал еврейской общине и во Львове. Еврейский госпиталь св. Лазаря появился именно благодаря средствам Митрополита. Впоследствии в нем лечились и украинцы, воины Украинской Галицкой Армии. У митрополита Шептицкого была идея организовать иудео-христианское общество. Ведь многие евреи под воздействием духовной харизмы и деяний Шептицкого хотели принять христианство. Митрополит даже составил Устав, согласно которому евреи, принимая Христа, должны были хранить чувство своей национальной принадлежности, обычаи и традиции предков, свою культуру. Митрополит Андрей мечтал распространить эту идею на всю Восточную Европу, где тогда было очень много евреев, но этому помешала Вторая мировая война и большевистская оккупация.

Митрополит Андрей Шептицкий был прекрасным политиком, стратегом, дипломатом. Одним из первых политически-патриотических актов Митрополита Шептицкого было закрытие Духовной семинарии в знак солидарности с украинскими студентами Львовского университета, которые выступали за свой, украинский, а не за польское учебное заведение, требуя, чтобы их учили на украинском языке. В 1906 году Митрополит Андрей возглавляет делегацию к цесарю Францу Иосифу, требуя, чтобы украинцев в Галичине трактовали наравне с другими народами монархии, не унижая их национального и человеческого достоинства. Тогда в сейме принимали избирательную реформу, и Митрополит боролся за украинское право выборов, чтобы украинцы получили количество избирательных мандатов, соответствующее количеству населения. Решающим стало его выступление в Венском сейме, в Палате господ относительно создания украинского университета во Львове. В 1913 году цесарь издал декрет, согласно которому украинский университет во Львове должен был открыться 1 сентября 1916 года. Но в 1914 году после убийства в Сараево наследника престола вспыхнула Первая мировая война. Россия, которая собиралась захватить Галичину, очень быстро узнала об этом декрете и восприняла это как неуважение к себе. Амбасадор России в Вене выдвинул протест. Россияне уже знали, что Шептицкий был украинским патриотом и даже благословил знамя украинских сечевых стрельцов, сформированных для борьбы за Украинское независимое государство. Поэтому, ворвавшись в Галичину, российские войска арестовали Митрополита Андрея и вывезли его вглубь России.

Несколько лет, до 1917-го, Шептицкий находился в Новгороде, Суздале, Курске, и лишь после революции смог вернуться в Украину. Это было время неуверенности, но и больших надежд. Бог давал Украине шанс достичь независимости. Находясь в Киеве, Митрополит решил воспользоваться случаем и встретиться с членами Центрального Совета, с представителями нового правительства. Он хотел присутствовать на заседании правительства, но Михаил Грушевский побоялся за свою репутацию и не позволил этого. Поэтому Митрополит Андрей побывал лишь на частном заседании отдельных членов Центрального Совета. Отношение политиков к Митрополиту оказалось пренебрежительным. Свидетели вспоминают, как Владимир Винниченко, демонстративно сев к Шептицкому спиной, закурил папиросу. Из Центрального Совета Митрополит Андрей выехал на съезд кооператоров Киевщины. Там его принимали совсем по-другому. Когда он появился в зале, его приветствовали бурными аплодисментами и восторженными возгласами. Среди собравшихся были известные деятели науки и культуры, политики: Симон Петлюра, София Русова, Николай Михновский, Сергей Ефремов... Особенно всем запомнилось выступление Ефремова: “Киев в своих стенах не раз гостил выдающихся людей, лидеров нации и борцов за государственную независимость, но Ваш приезд в Киев, высокодостойный владыка, можно сравнить разве что с въездом гетмана Хмельницкого в Киев после побед...” После такого прекрасного приветствия Шептицкий выступил с речью, которая и сегодня является актуальной: “Какой бы не была Россия, она добровольно не отречется своей власти над Украиной. Но если Украина хочет жить свободной жизнью, то должна обязательно отделиться от Москвы, должен стать независимым государством, искать себе союзников среди других свободных народов”.

Вернувшись во Львов 28 февраля 1918 года, Митрополит Андрей выступил с речью в Палате господ в Вене относительно заключения Берестейского соглашения, в котором решалась судьба Холмщины. Митрополит доказывал, что эта земля является давней украинской территорией, не только этнографически, но и исторически, что она дала Украине наилучшие культурные традиции и мучеников за веру. Именно благодаря Митрополиту Украинская Народная Республика заключила Берестейский договор, согласно которому Холмщина отошла к УНР.

Шептицкий всегда помогал украинской дипломатии своей авторитетностью и влиятельностью. В 1919 году он выезжает из Львова в Рим, и благодаря ему Ватикан во главе с Папой Бенедиктом XV признает УНР. Из Рима он едет в Париж, где встречается с Президентом Франции Миллерандом. Оттуда едет в Бельгию и там также заручается поддержкой и признанием своего государства. Посещает своих верных в Северной и Южной Америке, Канаде. Оттуда возвращается в Вену, где с политиками Евгением Петрушевичем, Костем Левицким и Степаном Витвицким обсуждает будущее Украины. Тогда Совет амбасадоров решал, быть ли Галичине свободной. Надеялись на лучшее, но Совет, невзирая на обещания Митрополиту, отдал Галичину Польше. Разочарованных украинских политиков, среди которых не один пытался покончить жизнь самоубийством, узнав о вердикте Совета амбасадоров, Шептицкий убеждал, что нельзя впадать в отчаяние и терять веру. Украина просто стала жертвой времени, но за ней будущее, придет время, когда она станет свободной.

Митрополит Андрей содействовал развитию чуть ли не каждой общественной отрасли, имел огромное влияние на духовность своего народа. В 1906 году он организовал первое в Украине паломничество в Святую Землю - Иерусалим, в котором принимало участие свыше 500 человек. С особенной ревностностью заботился о народном образовании. Помогал материально многим средним школам, “Просвите”, “Родной школе”. За собственные средства приобрел дом для девичьей гимназии, а в соборе св. Юра организовал Народную школу им. Гринченко для бедных детей. Отдал свои земли для садоводческих школ в Липованни, а для хлебопашеской – в Коршове. Поддерживал юношескую патриотическую организацию “Пласт”, подарив ей для летних лагерей свое имение в Подлютом. В 1903 году учредил Народную лечебницу, в которой могли бесплатно лечиться бедные люди, а сестрами милосердия работали монахини.

Способным детям и молодым перспективным богословам содействовал, чтобы они могли учиться в высших учебных заведениях, семинариях. Помогал талантливым художникам. Был меценатом таких известных художников, как Олекса Новакивский, Модест Сосенко, Осып Курилас. А также помог получить образование в консерватории певцу Михайлови Пепелю, который впоследствии стал ведущим басом на сцене Львовской оперы.

Учредил Студитский научный институт, которому подарил большую библиотеку. В 1919 году учредил богословский факультет при Духовной семинарии во Львове, который в 1928 году был реорганизован в Богословскую Академию с философским и теологическим факультетами. Ректором в то время был доктор отец Иосиф Слипой. В 1939 году было запланировано открыть в Академии правовой факультет, что должно было положить начало создания Украинского Католического Университета. Митрополит Шептицкий преподавал в Богословской Академии аскетику Западной и Восточной Церкви, добивался, чтобы, кроме польских ученых, там преподавали и украинские профессора. В 1923 году учредил Богословское научное общество, которое издавало журнал “Богословие” и “Труды Богословского научного общества”. В 1939 году учредил Украинский католический институт Церковного объединения им. Митрополита Рутского, которое возглавил его брат, Архимандрит Климентий Шептицкий.

Был учредителем орденов и конгрегаций. В 1904 году учредил Орден св. Теодора Студита в Скнилове под Львовом. Составил монашеские правила “Типикон”. В 1913 году пригласил в Галичину монахов Ордена Редемптористов, которые приняли восточный обряд, среди которых были голландцы и бельгийцы. Они выучили украинский язык и работали для нашей Церкви, воспитав достойных украинцев монахов, среди которых стоит упомянуть Николая Чарнецкого. Учредил также женские монашеские Конгрегации сестер Студиток, Милосердия, Пресвятого Семейства, св. Иосифа, священномученика Йосафата. В 1919 году издал Унивский Устав, в котором отмечал, что должно быть одно стадо и один пастырь, писал о духовном единстве народа на примере монашества. Стремился возродить давний украинский монашеский дух, и это ему на Божью славу удалось.

Митрополит Шептицкий и украинская культура

Он был великим эстетом. Любил искусство всей душой. Сколько раз еще в юности путешествовал за рубежом лишь с одной целью – изучать живопись, архитектуру, познакомиться с культурой той или иной страны. Но также с не меньшим любопытством изучал и украинское искусство, собирая все ценное, спасая от гибели. Еще находясь в Добромыльском монастыре, Митрополит Андрей часто бывал в маленькой церквушке возле леса. Там он всегда долго медитировал возле старенького иконостаса, нарисованного неизвестным сельским художником. Так завораживали эти потускневшие и поврежденные от времени краски, которые хранили дух молитвы, молитвенное и трепетное состояние души художника, они дышали, они говорили... Уже будучи епископом, Шептицкий чудом спас эти иконы от гибели. Церковь разрушили, собираясь на ее месте построить новую, а иконы хотели сжечь как старый хлам. Шептицкий появился как раз вовремя и буквально вытянул их из огня. Впоследствии они вошли в сакральную коллекцию, начало которой Митрополит положил именно в соборе св. Юра, хранясь в пяти комнатах. Это и был первый музей. В коллекцию вошли и ценные давние иконы, которые Митрополит Шептицкий привозил, путешествуя в Италии. Впоследствии он приобрел помещение для музея, дом польского художника Яна Стыки неподалеку собора св. Юра. В 1905 году Митрополит Андрей пригласил к сотрудничеству доктора искусствоведения Иллариона Свенцицкого. Он стал первым директором музея. В этом же году Свенцицкий побывал в Почаеве, Бердичеве, Житомире, Киеве, на Лемковщине, Гуцульщине, а также в Москве, Петербурге, Минске, Вильне, откуда привез для музея иконы и другую ценную церковную атрибутику. До сотрудничества был также приглашен знаток давней украинской иконы, маляра Модеста Сосенко, который собрал много старинных икон из Долинщины. Шептицкий заботился о том, чтобы сохранить как можно больше достопримечательностей нашей древности. Наилучшие, ценные экземпляры древнего искусства могли многому научить как художника, так и простого человека, а неверного, возможно, приблизить к вере, к Богу, открыть что-то светлое и доброе. Вскоре в музее появляются и стародруки, рукописи. Был приглашен к сотрудничеству известный ученый, исследователь церковной и народной архитектуры Вадим Щербаковский. Музейные коллекции стали источником интересных исследований не только украинских, но и зарубежных ученых. Украинская интеллигенция всячески пыталась поддержать такой первый на Западной Украине масштабный музей. Ему передали ценные архивы профессора Иван Пулюй и Владимир Шухевич. Для помощи музею было основано Общество охраны украинской древности. Митрополит призывал сознательное духовенство, художников и интеллигенцию относиться к своему сакральному достоянию с трепетным уважением и благоговением, при возможности спасать, собирать эти ценности, ведь это не просто культурные сокровища, не просто сокровища прошлого, но и сокровища веры. Они призваны открывать нам и нашим потомкам не только наилучшие традиции сакрального занятия живописью, но и даровать откровение человеческой души, откровение христианской сущности своего народа.

В 1911 году Митрополит Андрей решил приобрести для музея большее помещение. Им стал дом профессора Дуниковского, где и в настоящее время (проспект Свободы, 41) находится этот музей, а бывший дом Стыки он отдал гениальному художнику, которого поддерживал материально - Олексе Новакивскому, который устроил в нем свою мастерскую и художественную школу. С ним работало еще двое известных художников, которых также поддерживал Митрополит – Осып Курилас и Модест Сосенко. Впоследствии из школы Новакивского вышли прекрасные известные художники – Г. Мороз, С. Гординский, Г. Левицкий, В. Гаврилюк, которые значительно обогатили украинское искусство.

13 декабря 1913 года Куратория музея предложила назвать его именем Митрополита Андрея Шептицкого. Но Митрополит скромно отказался, предложив взамен дать музею название Национального. В том же году Национальный музей был открыт для общественного посещения, и с тех пор он становится известным не только в Украине, но и далеко за ее пределами. Здесь творятся традиции, ведутся реставрационные и научно-исследовательские работы. Издаются интересные научные труды: “О музее и музейничестве”, “Украшения рукописей”, “Начала книгопечатания на Украине” И. Свенцицкого, “Деревянные церкви Галицкой Украины”, “Иконопись Галичины” Лушпинского, “Каталог старопечатных книг церковного музея”... С Национальным музеем связаны славные имена Ярослава Пастернака, автора книги “Археология Украины”, впоследствии директора Музея научного общества им. Т. Шевченко, Михаила Драгана, автора двохтомника о церквях, поэта Богдана Кравцива, Ярославы Музыки, художницы и реставратора... Митрополит Андрей Шептицкий писал: “Национальный музей помогает людям искусства всех направлений – не только художникам, скульпторам, музыкантам и писателям, но и ремесленникам всякого рода познавать свой народ и осознать дорогу собственного творчества”.

Создание Национального музея было большим продвижением в нашей культуре. Его фонды сегодня являются одними из наибольших в мире. Сохраненные старинные сакральные достопримечательности оказались наилучшими экземплярами не только украинского, но и мирового искусства. Их изучение дало нам понимание наилучших традиций живописи, они дали направление для развития современного, модерного украинского сакрального искусства, в котором прекрасно сохранилась старая первооснова тех известных и неизвестных давних маляров, “живые” краски с икон которых и до сих пор говорят к нам... И очень радует то, что у великого Мирополита сегодня есть последователи, которые продолжают его святое дело.

Митрополит Шептицкий в годы большевистской и немецкой оккупаций

17 сентября 1939 года советские войска перешли польско-советскую границу и оккупировали Галичину. Буквально за считанные дни были ликвидированы новой властью духовные семинарии, монастыри, католические издательства, школы... Большевики вели активную атеистическую пропаганду, силой сгоняя людей на коммунистические митинги, на которых проповедовали безбожные идеи. Учитывая большой авторитет Митрополита Шептицкого, его не трогали, но искали какого-либо большого компромата, за который можно было бы “пришить” ему какое-то дело, устраивая аресты и жестокие допросы монахов, священников. Именно тогда начинаются репрессии и террор не только против Украинской Греко-Католической Церкви, но и против всего украинского народа.

В то время Митрополит издает ряд пастырских посланий. К духовенству, в котором напоминает о важнейшем долге – обучать молодежь катехизису, к монахам и монахиням, в котором призывает распространять Евангелие среди людей, давать пример христианской жизни и науку катехизиса. Также пишет обращение к украинской молодежи, в котором просит их быть истинными христианами, к женщинам-матерям, которые должны заботиться о том, чтобы воспитать своих детей в христианском духе, обучая их правдам святой веры. К слову, когда в школах запретили преподавать религию, Шептицкий сразу посоветовал священникам не прекращать наук, а продолжать учить детей в церквях. Он призывал верных, чтобы они заботились о своих священниках, обеспечивая их и их семьи. Призывал украинских христиан проявлять свою любовь к врагам и безбожникам, молиться о их прозрении и спасении. Издает отдельное обращение к дьякам ввести по всем церквам общенародное пение, так как кто поет – тот молится дважды. Таким образом Митрополит Андрей стремился поднять у народа религиозный дух и предотвратить упадок его духовности. Пишет прекрасное есе “Как созидать родной дом”, об идеале Родины, о христианских ценностях, о том, что выдающуюся роль в перестройке государства играет именно Церковь.

Когда же через 22 месяца Галичина избавилась от большевистской власти, он писал Понтифику, что, невзирая на большие потери, украинские христиане вышли из того тяжелого испытания очищенными и скрепленными в вере. В одном своем Пастырском послании Митрополит Андрей Шептицкий оказался пророком. Он писал: “Мы верим и надеемся, что теперь Христос-Царь так победит Своих противников-безбожников, что они припадут к Его ногам, как блудные дети, и отдадут Ему себя и все свое, дабы Он над ними царил и вел их к вечному спасению. Мы верим, что и волна триумфа спасителя Христа и Его Святой Церкви придет, что она приближается, что она, возможно, недалеко...”

Когда 22 июня 1941 года началась война, большевики удирали, оставляя Западную Украину, от чего украинцы вздохнули с облегчением – закончился террор, репрессии, моральные надругательства, жестокая политика с навязыванием безбожничества и бескультурья. Поначалу Митрополит Андрей приветствовал приход немцев в Галичину. С ними связывались надежды избавиться от большевистской власти и снова иметь свое независимое государство. 1 июля 1941 года он даже издал пастырское послание, в котором поддержал провозглашение Ярославом Стецком независимости Украинского государства, а немцев трактовал как освободителей. Но вскоре все иллюзии были разбиты. Новая власть оказалась более жестокой и более ужасной, нежели советская. По мнению Шептицкого, запрещение религиозной свободы и навязывание атеизма советской властью не были таким страшным бедствием, как убийства людей и истребление немецкой властью евреев. Западную Украину присоединили к немецкому генерал-губернаторству, многих украинских политических деятелей арестовали. Хотя еще до присоединения Галичины к генерал-губернаторству Митрополит пытался этому помешать и сохранить ее автономию, послав к Гитлеру и Гиммлеру телеграмму с просьбой-призывом не уничтожать идеала свободной Украины и оставить в покое украинцев. Однако это не дало никакого положительного результата. Следовательно Шептицкий начинает свой протест. В 1942 году издает новые пастырские послания “О милосердии” и “Не убей”, в которых речь идет о ценности человеческой жизни и осуждаются все формы убийства как самого тяжелого греха. Он также выступает против немецкой политики, презирающей Божьи законы. Эти пастырские послания означали официальный отказ Украинской Греко-Католической Церкви признавать немецкую власть. В своем письме к Папе Пию XII Митрополит назвал оккупантов стаей диких волков, опустошивших Украину.

В особенности поражала Митрополита Андрея политика Гитлера относительно евреев. После еврейского погрома в Рогатине в феврале 1942 года Митрополит Андрей в письменном виде обращается к Гиммлеру, выступая против истребления этого народа и использования для этой цели немецкой властью украинской полиции. Из штаба Гиммлера, курьер, который принес письмо-отказ, выразил Шептицкому мнение немецкой власти, что если бы не его почтенный возраст и авторитет, его бы обязательно расстреляли за то, что он заступается за жидов. Но, невзирая на то, Митрополит продолжал высказывать немецкому правительству свою позицию. Когда в апреле 1943 года главный викарий Армянской церкви во Львове был арестован за то, что выдавал евреям фальшивые свидетельства о крещении, Шептицкий обратился к начальнику гестапо и благодаря его ходатайствам викария освободили. Во Львове еще в 1941 году было уничтожено свыше 4000 человек только за первую неделю оккупации! А 2000 - на протяжении июля. На евреев организовывали облавы, их изолировали в гетто, а впоследствии вывозили в лагеря смерти. В августе 1942 года лишь за четыре дня было вывезено 50 тыс. евреев. Еще до войны на Западной Украине насчитывалось свыше 870 тыс. евреев, а в 1944 году осталось только 17 тыс.

Как не досадно – но украинцы также достаточно активно участвовали в погромах евреев. Немцы для этой цели создавались целые полицейские украинские подразделения. После одного такого погрома к Митрополиту тайно пришел раввин Иезекиил Левин и рассказал, что случилось. Митрополит Андрей Шептицкий предоставил ему приют и обратился к своим верным не чинить такого страшного греха, которому не может быть прощения. Также издал пастырские послания к священникам, в которых обязывал их напоминать людям о Божьей заповеди – не убей, и осуждал своеволие.

На протяжении 20-23 августа 1942 года со Львове вывозят евреев в концентрационные лагеря. В своем письме к римскому Кардиналу Тиссерану, Митрополит писал: “За последние два месяца во Львове было казнено без суда более 70 тыс. евреев”. Нужно было что-то делать. В конце лета в 1942 году Шептицкий организует кампанию спасения евреев. Это, по большей части, были люди, которые спаслись побегом из гетто или из Янивского лагеря. 14 августа 1944 года 2000 детей были тайно вывезены в разные монастыря. Их прятали в криптах, в монастырских школах, детских приютах Львова и окрестностей, им были выданы фальшивые удостоверения о крещении. Раввин Давид Кагане вспоминал, как ночью, спасаясь от расправы, добрался до собора св. Юра, постучал в ворота с верой, что только там ему помогут. Шептицкий предоставил ему пристанище. Каковым же было его удивление, когда он узнал, что здесь уже прячут и его супругу. Кагане скрывался в Митрополичьих палатах три года, работая в библиотеке. О Митрополите Андрее он оставил особенные воспоминания, преисполненные теплоты и искреннего склонения перед его великой личностью: “Моя встреча с Митрополитом Шептицким вернула мне силы все пережить и смотреть в будущее с верой, что добрая воля всегда торжествует над злом... Когда я говорю, что Андрей Шептицкий был святым, я не преувеличиваю. Я – офицер летунства, раввин, доктор философии и теологии. Я знаю, что качества, которые творят правдивого святого, настолько редки, что их почти не существует. Но граф Шептицкий обладал ими всеми”.

Митрополит Андрей организовал тайные группы людей, которые помогали освобождать и прятать евреев. Это были добровольцы, а также Монахи-Студити под руководством игумена Унивского монастыря Климентия, брата Митрополита. Были разработаны специальные маршруты, которыми тайно переправляли евреев в карпатскую венгерскую Украину, где было достаточно безопасно. Митрополит Андрей обращался ко всему украинскому обществу всячески помогать евреям, делать это во имя Христовой веры и справедливости. После ликвидации гетто во Львове в 1943 году, Шептицкий поддерживал связи с беженцами, интересовался их положением, а после возвращения в 1944 году большевиков, он сам проконтролировал, чтобы еврейские дети вернулись в свою общину.

Митрополит Андрей Шептицкий превыше всего ставил ценность человеческой жизни, уважал любое вероисповедание, любил каждую нацию. Рискуя жизнью, жил по принципу Христа и, как Он, готов был дать себя распять за свой народ.

Смерть Митрополита Андрея

Уже в сентябре 1944 года состояние здоровья Митрополита Андрея Шептицкого значительно ухудшилось. Он был парализован, в коляске, не мог служить Литургию без помощи священников, потому что руки его были совсем неподвижными. Важные документы подписывал, взяв перо в уста. Страдал от сильных болей, часто теряя сознание. Но ни одного стона, ни одного сетования от него не слышали. В октябре болезнь прогрессировала настолько, что Митрополит уже не вставал с кровати. Предчувствуя близкую кончину, принял Святое Таинство Елеопомазания из рук своего брата Архимандрита Климентия. Возле его постели еженощно дежурили близкие ему священники, монахи. Один из них, свящ. Кладочный вспоминал, как 31 октября 1944 года в 9.30 он вошел в комнату Митрополита. Шептицкий лежал, тяжело дыша. Тихо сказал по-французски: “Мой дорогой Боже”, начал молиться по-французски, потом по-церковнославянски. Взял священника за руку и сказал: “Я умираю”. Священник Кладочный в тот момент чувствовал жгучее сожаление и страх: что будет с нашей Церковью и с нами всеми после смерти Митрополита? Ведь только он, Митрополит, мог спасти и Церковь, и народ от гибели. По-детски не верилось, что Митрополит Андрей может умереть. Он всегда казался таким сильным, великим, бессмертным... Когда Шептицкий сжал его руку, он думал, а в уме затеплилась надежда: “Не может быть, чтобы Митрополит умер сейчас, когда у него еще столько силы в руке”. Но на всякий случай священник позвонил в электрический звонок. В комнату вошли Архимандрит Климентий Шептицкий, брат Афанасий, священники Грицай и Котив. Митрополит снова молился, а немного погодя заговорил к нему: “Наша Церковь будет уничтожена, разгромлена большевиками. Но держитесь, не отступайте от веры, от святой Католической Церкви. Она будет краше, величавее давней и будет охватывать весь наш народ. Украина освободится от своего упадка и станет государством могучим, воссоединенным, величавым, будет наряду с другими высокоразвитыми государствами. Мир, благосостояние, счастье, высокая культура, взаимная любовь и согласие будут царить в ней. Все это будет, так как говорю, только следует молиться, чтобы Господь Бог и Матерь Божья заботились всегда о нашем бедном, замученном народе, который столько выстрадал, чтобы эта опека длилась вечно. Прощаюсь с вами. Будьте сильными и стойкими в вере, выносливыми, ревностными в служении Господу Богу. Больше моего голоса не услышите, аж на страшном суде”. Митрополит умолк и больше не сказал ни единого слова. 1 ноября в 1.30 сердце великого Митрополита остановилось.

Его облекли в архиерейские ризы, на голову возложили митру, на груди - скромный деревянный крест. Гроб, украшенный цветами, было поставлен в Митрополичьей часовне, вокруг поставили десять свеч, в головах – крест и Евангелие. Тысячи людей шли бесконечным потоком, чтобы попрощаться с любимым Митрополитом. Молились, плакали, в гроб клали карточки с написанными просьбами. Верили, что и после смерти своей он не покинет их, не потеряет своей духовной силы, и будет продолжать молить о нас Господа. 3 ноября тело Митрополита положили в дубовый гроб, а 4-го начались похоронные богослужения. После Панихиды гроб Митрополита Андрея Шептицкого был положен в крипте собора св. Юра.

Его смерть была словно и не смертью. Просто торжественным молитвенным отходом. Отходом к Господу Богу. Отходом в тот лучший, совершенный мир, где он продолжает неутомимо молить Господа о своих грешных детях-украинцах. За всю свою жизнь Митрополит Андрей Шептицкий столько успел сделать как для Церкви, так и для всей украинской нации, сколько до сих пор не сделал ни один церковный деятель. Его жизнь – это целое явление, целая духовная эпоха. Поэтому можем сегодня по-настоящему гордиться тем, что имели и имеем такого особенного Божьего Пастыря. Потому что его идеи, его деяния, завещания, учения, его дух продолжают жить. И нынче он все еще остается для нас Духовным Отцом. Кажется, что его глубокие глаза с тем особенным духовным светом веры и мудрости смотрят на нас и теперь.

Познавая житие и деятельность великого Митрополита, словно открываешь для себя какое-то драгоценное сокровище. И в какое-то мгновение чувствуешь, что обогащаешься. Обогащаешься верой, правдой, обогащаешься духовно. Хочется по его примеру прийти к Богу. Хочется по его примеру служить своему народу и для него жить. Хочется по его примеру быть просто истинным, сознательным христианином.

Публикация взята с официального сайта УГКЦ. Оригинал: Митрополит Андрей Шептицкий 
 
< Пред.
 
Церковь
Связанные материалы
Православные католики Одессы - УГКЦ © 2014. Создание и продвижение сайта: Creative!