Печать
Рубрика: Духовная жизнь
Просмотров: 9124

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

 Размышления украинского доминиканского монаха о сущности призвания, его месте в жизни человека, а также о безальтернативности жертвенности для каждого верующего христианина.

 

Верность призванию в современном мире, или где брать силы?

Когда молодой человек попросил старого отшельника: «Научи меня молиться», тот ответил: «Молись!» Конечно, мудрец просто последовал примеру Иисуса, к Которому апостолы когда-то обратились с такой же просьбой. Разница лишь в том, что Учитель из Назарета сразу начал читать «Отче наш», к которому мы присоединяемся уже два тысячелетия!

Когда мне предложили поразмышлять о верности призванию, то первый ответ, который пришел мне в голову, был такой: «Живи праведно — и не чуди!»

Мужество

Вдохновленный примером того монаха, я хотел найти простые ответы, поскольку глубоко убежден, что на основополагающие вопросы должен быть простой ответ. Мне вспомнились слова польского поэта Збигнева Херберта, которыми он закончил стихотворение «Послание пана Когито»: «Будь мужественным — иди!» Только великие умеют настолько просто сказать об истине. Ведь это так очевидно: чтобы идти по верному пути, надо быть мужественным. Но мы живем во времена «Большого Вавилона», и ничто не очевидно, потому что… никто не придает значения словам и содержанию понятий. Каждый называет все, как хочет, и найти общий язык даже по самым простым вопросам становится все труднее.

А что означает мужество во времена, когда мы обязаны страховаться от всего, а отвагу или, скорее, лихость богатые и бедные демонстрируют в экстремальных видах спорта, а не, например, в справедливой войне pro Fide, Rege et Lege («За веру, короля и закон»). Чем, в сущности, является этот необходимый для верности дар Духа?

«Он сделал меня сильной и отважной, — писала св. Тереза из Лизье, — и с того времени я шла от победы к победе». Пример этой юной святой показывает нам, что мужество складывается не только из крепости, силы и отваги, но и из доверия. Ведь суть дара Духа в уже ранее появившемся осознании того, что «именно этого мне не хватает — и я наверняка вскоре получу это от любящих меня!»

Следовательно, первым шагом на пути к тому, чтобы стать мужественным, станет осознание собственного страха и трусости вместе с убеждением, что Бог не хочет оставить меня таким в этой долине слез.

Если и далее вслед за св. Терезой из Лизье придерживаться военной терминологии, то надо добавить, что мужество необходимо как в атаке, так и в обороне. И кто знает, где оно нужнее? Может быть, когда, работая на износ, ты стремишься к большим целям и время от времени замечаешь, что очередные этапы уже позади, то в сердце как-то сама рождается надежда. Даже когда видишь, как много еще предстоит сделать. Но когда ты окружен и шанса на спасение нет, а враг, как всегда, притворяется самым сильным в мире, тогда необходимо мужество даже для того, чтобы просто выстоять. Когда вокруг идет бомбежка, то вершиной мужества и самообладания будет… лежать, прижавшись к земле, и не двигаться. Тот, кто психологически не выдержит и поднимется в атаку или обратится в бегство, уже погиб! «Нравственная бомбежка» — это частый и тяжелый опыт, который, тем не менее, может научить внутреннему мужеству, не-паданию-духом. Речь идет о том, чтобы спасти и сохранить в себе доверие и крепость сердца тогда, когда действительно сделать ничего нельзя. А ведь именно в такие моменты нас сильнее всего атакует ужасное искушение впасть в отчаяние, стать беспомощным и пассивным.

Даров Духа много!

Кажется, что верность — это нелегкое дело, но в соответствии с логикой Творца и Спасителя человек должен быть особенно хорошо «экипирован» к этому заданию. Поэтому, размышляя о значении мужества (fortitudo), я подумал, что и другие дары Духа Святого, о которых говорит наша традиция, окажутся хорошими помощниками на этом пути. Так, идущая от Бога мудрость (sapientia) помогает заметить большие возможности, какими обладает благо, не забывая при этом о силе зла. Мудрый в этом значении слова человек знает, что Бог действительно играет Свою роль, и только общение с Ним приносит счастье. Мудрый человек может везде увидеть Его присутствие. Наш Учитель пережил на кресте величайшее одиночество: «Боже Мой! Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил?». Но Христос смог найти Его присутствие и воскликнуть: «Отче! в руки Твои предаю дух Мой».

Рядом с мудростью стоит и разум (intellectus) — дар понимания дел Божьих, переданных в Писании и Традиции Церкви. В сущности, история спасения — это тысячи примеров людей, которые в глазах мира по-идиотски проигрывали, но в действительности умирали счастливыми.

Дар совета (consilium) дает силы при принятии решения. А готовность быть верным на практике становится очень драматичным и болезненным решением!

Доверие, о котором я упоминал, говоря о мужестве св. Терезы от Младенца Иисуса, вырастает из дара благочестия (pietas), не имеющего ничего общего с фарисейским лицемерием. Это умение видеть в Боге любящего Отца и быть по отношению к Нему ребенком, уверенным в Его помощи.

И еще нам дан чудесный дар страха Божьего (timor Dei), но это не страх, в котором нет места для любви, а удивление перед непостижимостью Бога и Его путей, а также сильное желание не обмануть Его доверие ко мне.
Призвание: самореализация или жертва?

Хотя само слово «призвание» еще функционирует в нашем языке, оно, скорее, используется лишь для патетических высказываний о «врачах от Бога» и об «учителях по призванию». Обычно мы не думаем о своем жизненном пути как о призвании, а скорее как о самореализации и стремлении к успеху.

Попробуем присмотреться к этим модным выражениям и сравнить их с классическими понятиями, которые определяли жизнь наших великих предшественников.

В понятии «призвание» инициатива принадлежит кому-то более значимому, чем я сам. В то же время понятие «самореализация» явно подчеркивает мою независимость. Следовательно, в первом случае человек должен как-то выйти за пределы своего «Я». Между тем, в ситуации, когда «я сам себя делаю», эта сосредоточенность на себе может достигнуть угрожающих размеров. Думаю, что все мы, к сожалению, встречали людей, настолько активно делающих карьеру или реализующих свою индивидуальность, что невооруженным глазом были видны смехотворность их поведения, их эгоцентризм и даже некое отставание в нравственном развитии.

В случае, когда кто-то другой призывает меня к чему-то, роль личности отнюдь не уменьшается. Поскольку речь идет о том, что свободный ответ на призыв рождается не от простого подчинения воле сильнейшего, но из желания участвовать в чем-то значимом, из чувства, что только участие в чем-то таком даст мне ощущение счастья. И именно поэтому я готов пожертвовать многим и даже всем. Между тем, самореализация (младшая сестра потребительства?!) опирается на современную «религию прав человека», один из постулатов которой гласит: «У меня есть право на счастье». Здесь стоит добавить, что счастье, которое подразумевают в этом случае, чаще всего оказывается совокупностью обладаемых вещей, полученных впечатлений и испытанных ощущений. Может, поэтому люди теперь так много фотографируют: словно они боятся потерять этот «капитал впечатлений» из-за амнезии и склероза.

В свою очередь, слово «жертва» сегодня кажется взятой из «Словаря редких слов». В наши дни даже цветы для любимой или детские игрушки под елку стали восприниматься, скорее, как инвестиции в будущее. А призвание служить кому-то или чему-то — это всегда отречение или жертва. Однако здесь главное не столько сам отказ от какого-то блага, сколько, скорее, выбор одного из возможных вариантов развития. Проблема понимания тайны жертвы и замещение ёё упомянутой «теорией инвестирования» представляется очень детской: мы хотим съесть пирожное и одновременно оставить его! Человек «призвания и жертвы» просто знает, что невозможно обладать всем, потому что в этом мире очень много взаимоисключающих вещей. И это, наверное, очень хорошо, потому что каждый из нас получает что-то свое, и все мы друг другу нужны. Тот, кто хочет иметь все, вероятно, очень боится быть зависимым от других, потому что не верит, что кто-то может действительно любить его.

Однако, какой бы ни была пропаганда успеха и самореализации, мир всегда будет зависеть от людей, способных чем-то пожертвовать, потому что без них – как без тех десяти праведников — невозможно жить. Они, как смазочное масло, благодаря которому старые шестеренки машины продолжают вращаться. И если иногда нас удивляет стойкость Церкви, в которой всегда было столько зла, которая всегда боролась за право быть Церковью грешников, то надо прямо сказать: мы существуем и сильны благодаря людям надежды! Люди, способные на жертву, тоже «инвестируют». Только их «Банкир» — распятый Иисус. При этом жертвенная жизнь святых не похожа на собирание заслуг (как это себе представлял Лютер, внушая нам староегипетскую веру в весы, на которых боги взвешивают накопленное нами добро и зло!). Наши святые уповают на то, что любая жертва, принесенная с любовью, надежно и навсегда соединит их со Спасителем, Который в Судный день не отречется от них (даже если они принесут чемоданы, полные грехов).

Ересь успеха

Скажем прямо: на практике погоня за успехом препятствует всякой надежде и верности призванию. Потому что в основе понятия «успех» лежит сравнение с другими (и даже с самим собой и своими собственными достижениями). Смысл его в том, чтобы показать, что я лучше или самый лучший. А сравнение всегда порождает гордыню (если все получилось), горечь (если оказался хуже всех), либо вынуждает нас оставаться в обществе «середнячков», которые обычно образуют прекрасный фон для наших «успехов в сравнении». А поскольку после вчерашнего успеха сегодня ты вновь должен доказывать, что это не случайность, и ты способен на большее, то успешный человек начинает напоминать… собаку, которая гоняется за своим хвостом. С той лишь разницей, что животное знает, что это игра.

Лекарством от подобного безумия является евангельское учение о плодах жизни в Духе Святом. Плоды рождаются как естественное продолжение природы самого дерева, как совокупность его каждодневного, внутреннего развития. А внутреннее сокрыто от глаз, и значит, как учит мудрец, является самым важным. Вспомним два перечня плодов человеческой жизни, которые приводит нам св. Павел в 5-й главе Послания к Галатам, и с надеждой посмотрим на собственную жизнь, в которой такую большую роль играют незначительные вещи. Хотя любовь, радость, мир и остальные сестры надежды - это истинное богатство мира, «великие этого мира» никогда этого не поймут, поскольку это видно только мудрецам и другим «нищим духом»: ведь у первых есть надежда, а вторые знают, что все является благодатью. Поэтому они могут быть верны полученному дару и принести обильные плоды.

Андрей Белят OP
http://www.dominic.ua