Печать
Рубрика: Протестантам о католичестве
Просмотров: 16606

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Лютеране и католики

Публикуем доклад директора Европейского института социальных коммуникаций Александра Доброера на тему протестантско-католического диалога, прочитанный на заседании Одесского богословского общества 12 декабря 2009 года.

ECCLESIA SEMPER REFORMANDA

к 10-летию подписания «Совместной декларации о доктрине оправдания»

 

Александр Доброер

Европейский институт социальных коммуникаций

31 октября текущего года христианский мир отметил десятилетие одного из наиболее значительных событий в истории экуменического движения. В этот день (празднуемый протестантским миром как День Реформации) в 1999 году представителями Ватикана и Всемирной лютеранской федерации была подписана «Совместная декларация о доктрине оправдания». «Китайская стена богословия оправдания», разделившая Европу, а впоследствии и весь мир, была разрушена. Этот документ стал видимым плодом тридцатилетней кропотливой работы католических и лютеранских богословов. Авторы пришли к заключению, что проблема, веками бывшая основой разделения Церквей, на самом деле объединяла Церкви. Только все это время они оставались глухими к этой истине.

Десятилетие подписания Декларации о доктрине оправдания осталось в Украине абсолютно незамеченным. Информация об этом событии появилась только на одном католическом сайте. Вместе с тем история подписания этого документа весьма поучительна и для других участников экуменического движения.

История и мифология Реформации

Начало Реформации восходит ко дню 31 октября. Как гласит лютеранская традиция, именно в этот день 1517 года августианский монах и доктор богословия Мартин Лютер прибил на дверях дворцовой церкви в Виттенберге 95 тезисов против торговли индульгенциями. Однако, новейшие биографы Лютера оспаривают этот факт. Так, в частности, немецкий католический историк Эрвин Изерло, возглавлявший Католический экуменический институт в университете Мюнстер, отмечал, что ни в одном из своих произведений Лютер не упоминал о том, что публично вывесил свои тезисы. Наоборот, ссылаясь на свидетельства самого Лютера, он утверждает, что тот отослал письма с тезисами архиепископу Альбрехту, с ведома которого продавали индульгенции, а также местному ординарию епископу Иерониму Бранденбургскому. В письмах он, в частности, упрашивал иерархов запретить кощунственные проповеди и практики продавцов индульгенций. Письмо к архиепископу сохранилось и оно датировано «вигилией торжества всех святых» то есть 31 октября. Как пишет историк Церкви Йозеф Лортц, «они начинаются со вполне католического высказывания, в котором впечатляюще сформулировано христианское учение о метанойе и о стремлении к внутренней справедливости. В целом эти тезисы фактически были восприняты как тяжелое обвинение в адрес Церкви, хотя они возникли в лоне Церкви и мыслились Лютером как серьезная попытка ее реформирования». Первоначально Лютер не собирался предавать эти тезисы публичной огласке. Епископы не ответили Лютеру, но переслали его письма Иоганну Тецелю (которому поручено было распространение индульгенций), который в декабре того же года напечатал ответ Лютеру. После этого Лютер решил отправить свои тезисы некоторым богословам, которые впоследствии и убедили его в том, что их необходимо также напечатать. Таким образом, публичная деятельность Лютера против злоупотреблений Католической Церкви началась зимой 1518 года.

Откуда же взялась история о том, что Лютер прибил свои тезизы на дверях Виттенбергского храма? Впервые об этом пишет ближайший соратник Лютера (и фактический автор многих символических книг Лютеранской Церкви) Филипп Меланхтон в предисловии к изданному посмертно второму тому сочинений Лютера: «Лютер, ревностно воспылав к истинному благочестию, обнародовал тезисы против индульгенций... Он прибил их к церкви вблизи от Виттенбергского замка в канун праздника всех святых в 1517 году». Сегодня среди историков принято считать это высказывание является наспех сделанной заметкой. Оно не подтверждено другими источниками и потому не имеет никакой документальной ценности.

Учение об оправдании: камень преткновения

Краеугольным камнем Реформации стало учение об оправдании одной только верой. К учению об оправдании верой Лютер шел довольно долго. Лютер много и мучительно размышлял о Божией справедливости и Божией милости. Долгое время его мучило осознание того, что Божия справедливость заключается лишь в наказании грешника. Он задавал себе вопрос: «Где я найду Бога милующего?» Приступив к подготовке академического курса по Посланиям Апостола Павла к римлянам и галатам, Лютер открыл для себя освобождающую истину, что Божия справедливость состоит в том, что Бог оправдывает нас через веру в Иисуса Христа. Бог не ставит прощение грехов в зависимость от наших дел. Прощение даруется даром, без каких либо условий: Сам Христос уже претерпел наказание, заслуженное людьми. Ни один человек не может своими делами заслужить Божией милости и благодати. Единственное, что требуется от человека в ответ на Божий призыв – личная вера в Спасителя (которая сама по себе есть Божий дар, благодать). Так родилась базовая доктрина протестантского мира: Спасает только Христос (solus Christus), только верою (sola fideo) и только исключительно благодатью Божией (sola gratia). Жизнь вечная даруется Богом. Лютер был убежден, что, что сердце Реформации – это доктрина об оправдании благодатью. Она предшествует даже доктрине sola fide – оправдание только через веру.

Справедливости ради необходимо отметить, что в учении об оправдании верой Лютер следовал августианской традиции в богословии: ещё Блаженный Августин учил об оправдании верой в качестве критики Пелагия, учившего об оправдании делами. Лютер лишь напомнил и «заострил» эту проблематику, которая получила большой резонанс в массах, учитывая ряд обстоятельств церковной и светской жизни его времени. Другие ведущие протестантские богословы первого периода Реформации (Цвингли, Кальвин) придерживались в вопросе об оправдании той же позиции. Все они утверждали немощность человека в грехе и суверенность Бога в благодати. Впоследствии в учении Кальвина, исходя из доктрины оправдания, была развита доктрина о предопределении, которая также проистекала из учения Августина об оправдании верой. Спасение понималось Кальвином как не зависящее от человека суверенное Божие дело: Бог сам определяет, кого оправдать, а кого нет.

Развитый Лютером, а впоследствии и другими отцами Реформации, принцип оправдания верой имел далеко идущие последствия для всей церковной жизни. Сводя тайну спасения к душевному переживанию, он аннулировал духовное содержание и значение всей системы таинств. Был упразднен авторитет учительства Церкви и церковного Предания (в пользу принципа sola Scriptura – только Писание). Таким образом возникла абсолютно новая экклезиальная реальность. Лютер, начавший реформу Церкви, породил Реформацию, создавшую новые церковные общины.

Путь к согласованию

Второй Ватиканский Собор открыл новую главу межкофессиональных отношений, в том числе в сфере богословия. В частности, в принятом в 1964 г. Декрете об экуменизме говорится: «Церкви и церковные Общины, которые отделились от Римского Апостольского Престола либо в эпоху величайших переломных событий, начавшихся на Западе на исходе средневековья, либо в последующее время, соединены с Католической Церковью особой родственной близостью и связью вследствие того, что в предшествующие века христианский народ продолжительно жил в церковном общении»(19). Серьезным и постоянным компонентом современного экуменического движения стали межконфессиональные диалоги. Доктринальный диалог между Католической Церковью и Всемирной лютеранской федерацией (ВЛФ). С инициативой диалога выступила в 1964 г. Всемирная Лютеранская Федерация. На следующий год была создана совместная рабочая группа, которая разработала проблематику и технику диалога. Тема оправдания стала ключевой темой в работе этой комиссии. Как писал польский исследователь (и участник работы комиссии в 1976-1984 гг.) Целестин Напюрковский, «Трагедия разделенного западного христианства началась со спора об оправдании грешника, и не случится чуда воссоединения без предварительного подлинного согласования в этом вопросе». 

Первый этап диалога (1967-1972) увенчался документом «Евангелие и Церковь», называемом «Рапортом с Мальты». Уже здесь наметилось определенное сближение. Католические богословы, говоря о проблеме оправдания, подчеркивали, что Божий дар спасения для верующего не связан ни с какими условиями, установленными людьми (т.е. признание католиками оправдания sola gratia). Лютеранские богословы подчеркивали, что событие оправдания не ограничивается индивидуальным отпущением грехов, видя в нем не только чисто внешнее оправдание грешника (так обозначился отход лютеран от тезиса об исключительно внешнем оправдании - iustificatio mere for ensis).

В период с 1973 до 1984 года (второй этап диалога) Смешанная комиссия подписала еще шесть документов: 1. «Вечеря Господня» (подписана корреспонденционно в 1978 г. после встречи в Паденборн); 2. «Пути к общению» (Аугсбург, 1980); 3. «Все под одним Христом» (Аугсбург, 1980; об Аугсбургском Исповедании); 4. «Духовное служение в Церкви» (Лантана, США, 1981 г.); 5. «Мартин Лютер – свидетель Иисуса Христа» (Клостер Кирхберг, ФРГ, 1983 г.) и 6. «Единство перед нами: модели, формы и этапы лютерано-католического церковного общения» (Рим, 1984 г.).

В 1980 году в согласованном в документе об Аугсбурском Исповедании Все под одним Христом говорилось: «В учении об оправдании, имевшем для реформаторов особое значение, вырисовывается принципиальное согласие: только по благодати и по вере в спасительное дело Христа, а не ради наших заслуг, мы принимаемся Богом и получаем Духа Святого, Который обновляет наши сердца, делает нас способными совершать добрые дела и к этому нас призывает» (14). В этом документа Комиссия сформулировала ряд положений, отвечающих современным углубленным исследованиям причин Реформации, ее развития и значения, и пришла к выводу, что уже окончилось время принципиального разделения и противостояния, а пришла пора, чтобы «плечом к плечу» свидетельствовать о спасении мира в Иисусе Христе и благовествовать о нем «как об обновленном предложении благодати Божией» (28).

В 1983 году (по случаю юбилея 500-летия со дня рождения Мартина Лютера) католическо-лютеранская комиссия опубликовала совместное Обращение Мартин Лютер — свидетель Иисуса Христа, где, в частности, отметила «В нашем веке [...] мы замечаем, что его основной реформаторский тезис о праведности, дарованной во Христе без наших заслуг, никоим образом не противоречит подлинному католическому преданию и встречается в частности у Августина и Фомы Аквинского» (22). Там же члены комиссии отметили, что многие постулаты, выдвигавшиеся Лютером (приоритет Священного Писания, выделение всеобщего священства крещенных, значения свободы совести; введение в литургическую практику местных языков и др.) получили свое выражение в учении Второго Ватиканского собора.

Третий этап диалога начался в 1986 году и завершился в 1993 подписанием документа «Церковь и оправдание. Понимание Церкви в свете учения об оправдании». Основываясь на этом документе, а также на результатах католическо-лютеранского диалога в Германии и США, Всемирная лютеранская федерация и Папский Совет содействия христианскому единству разработали проект «Совместной декларации о доктрине оправдания» (четвертый этап диалога). В начале 1997 года руководство Всемирной лютеранской федерации разослало проект Декларации всем церквам-членам федерации. До1 мая 1998 года все Церкви прислали свои ответы и замечания. Их оценкой и обработкой занялся Институт экуменических студий в Страсбурге. План был такой: если ВЛФ согласится с Деклараций, и Католическая Церковь поступит также, наступит подписание этого документа. На основании результатов работы Института ВЛФ должна была принять решение. 16 июня 1998 года Всемирная лютеранская федерация, после длительных дискуссий, единомысленно приняла Совместную декларацию. Основанием ей послужили ответы 89 церквей, представляющих 95% всех лютеранских церквей, представленных в ВЛФ. 80 церквей приняло Декларацию, 5 отказалось ее принять и ответы еще 4-х были трудны для интерпретации.

Ответ Ватикана был подготовлен совестно Конгрегацией доктрины веры и Папским Советом содействия христианскому единству. Он был оглашен 25 июня 1998 года.

Впоследствии Декларация была дополнена кратким Приложением (представленном публичности 11 июня 1999 г.). А 31 октября 1999 года в г.Аугсбурге был подписан документ под названием “Совместная декларация о доктрине оправдания”. Город, день и месяц были выбраны специально. Ведь именно здесь, в Аугсбурге, в 1530 году был зачитан на рейхстаге лютеранский документ под названием «Аугсбургское исповедание», рассматриваемый многими историками и богословами как подлинное начало лютеранской Церкви.

В 2006 году Декларацию подписали также члены Всемирного методистского совета.

Уроки Декларации о доктрине оправдания

День подписания Совместной декларации (в чем до последней минуты сомневались большинство экспертов) стал, по выражению Папы Иоанна Павла II «выдающейся вехой на трудном пути возврата к полноте единства между христианами».

Не все разделяли этот оптимизм. Знаменательно, что в самый канун подписания Декларации 240 протестантских богословов Германии выступили с её резкой критикой. Они отмечали в своём Заявлении, что, подписав эту декларацию, представители протестантского мира, фактически согласились бы со взглядами католиков на спасение души. Не утихали споры и после подписания Декларации. Однако для всех стало очевидным, что «с момента ее подписания отношения между католиками и лютеранами стали существенно иными» (из интервью кардинала Вальтера Каспера немецкому информационному агентству KNA во время празднования 10-летия подписания Декларации в Риме).

Только время сможет показать, чем на самом деле стала Декларация для всего христианского мира. Но уже сегодня можно извлечь из нее несколько практических уроков.

  1. Процесс согласования показал, что отказ от полемики позволяет услышать своего собеседника и является предварительным условием начала вообще какого-либо диалога  
  2. Процесс согласования показал насколько эффективным может оказаться диалог в качестве инструмента созидания церковного единства.  
  3. Процесс согласования показал, что диалог и обнаружение консенсуса не обязательно приводят к утрате собственной идентичности. Наоборот, они могут помочь Церквам открыть свою более глубокую идентичность, которая в с своей глубине, первооснове является общей для каждой из них. Примером тому может служить новая трактовка доктрины об оправдании.

В заключение приведем слова российского исследователя В. Никитина, которые прекрасно иллюстрируют это положение: «Главной формулировкой Документа считается следующая: "Вместе мы исповедуем, что нас принимает Бог и что мы стяжаем Святой Дух, Который обновляет наши сердца, укрепляет нас и призывает к добрым делам — не на основе наших заслуг, но только через благодать и веру в спасительное дело Христово". Если выделить суть этой формулировки, то, на наш взгляд, можно сказать так: «Бог призывает к добрым делам только через веру». Эту фразу можно истолковать и по-католически (спасают вера в Бога и добрые дела), и по-лютерански (спасает только вера)».