Печать
Рубрика: Протестантам о католичестве
Просмотров: 11897

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Второканонические книги В статье известного католического апологета рассматриваются причины непринятия протестантами второканонических книг (Варуха, Сираха, 1-ю и 2-ю Маккавейские, Товита, Иудифи и Премудрости Соломона и др.), которые основатель Реформации Мартин Лютер исключил из библейского канона. Ставится вопрос о причинах признания протестантами всего новозаветного канона, при том, что доктор Лютер из него также исключил несколько книг.


В защиту девтероканонических книг

Джеймс Экин 

 

Когда католики и протестанты говорят друг с другом о Библии, они по сути имеют в виду две разные книги.
В XVI столетии реформаторы убрали из Ветхого Завета крупный фрагмент, не соответствовавший их богословию. В свое оправдание они говорили, что эти тексты не принадлежат к богодухновенному Писанию, и заклеймили их презрительным выражением «апокрифические книги».
Католики же называют их девтероканоническими («второканоническими»), поскольку некоторые ранние авторы спорили об этих книгах, и каноничность их была установлена позже, чем каноничность остальных, а все прочие именуются протоканоническими («первоканоническими»), поскольку они первыми были объявлены каноническими.
Отвечая на атаку протестантов, направленную против целостности Библии, Католическая Церковь на Тридентском Соборе в 1546 г. подтвердила богодухновенность девтероканонических книг. Этим она повторила то, во что верила со времен Христа.

Кто составил Ветхий Завет?

Церковь не отрицает существования древних текстов, являющихся «апокрифическими». В раннехристианскую эпоху было создано множество манускриптов, претендовавших на принадлежность к Священному Писанию, но не имеющих на это никакого права. Многие из них сохранились до сего дня — например, Апокалипсис Петра или Евангелие от Фомы, которые любой христианин назовет фальшивками.
В I в. по Р. Х. иудеи не имели согласия в том, что составляет канон Писания. В ходу было множество различных канонов, в том числе — постепенно пополнявшийся канон христианский. В 90 г., ради борьбы с распространением христианства, раввины собрались на синод в городе Ямнии, или Янве, чтобы определить, какие книги в самом деле являются истинным Словом Божиим. Многие книги, в том числе и Евангелия, они объявили не подходящими для этого. Их канон также исключал семь книг (Варуха, Сираха, 1-ю и 2-ю Маккавейские, Товита, Иудифи и Премудрости Соломона, а также фрагменты Эсфири и Даниила), которые христиане считали входящими в Ветхий Завет.
Иудейская «партия», чьи лидеры собрались в Ямнии, впоследствии стала доминирующей в истории иудаизма, и сегодня большинство иудеев принимают установленный в Ямнии канон. Некоторые, однако — например, евреи Эфиопии — следуют иному канону, идентичному канону католического Ветхого Завета и включающему семь девтероканонических книг (см. «Encyclopedia Judaica», т. 6, стр. 1147).
Надо ли говорить, что Церковь осталась по отношению к результатам синода в Ямнии безразлична. Во-первых, иудейское собрание, прошедшее после времен Христа, не имело власти над Его последователями. Во-вторых, синод отверг именно те писания, которые лежат в основе христианства — Евангелия и другие книги Нового Завета. В-третьих, отвергнув девтероканонические книги, синод отказался от текстов, использовавшихся Иисусом и апостолами и включенных в редакцию Библии, которую апостолы читали в повседневной жизни — Септуагинту.

Апостолы и девтероканонические книги

Принятие христианами девтероканонических книг было вполне логично, ведь они входили в Септуагинту, греческую редакцию Ветхого Завета, которой пользовались апостолы, проповедуя миру Евангелие. Две трети ветхозаветных цитат в Новом Завете взяты из Септуагинты. Но нигде апостолы не говорят тем, кого обратили, избегать семи из ее книг. Как и пользовавшиеся Септуагинтой иудеи диаспоры, первые христиане принимали все книги, включенные в нее. Они знали, что апостолы не введут их в заблуждение и не подвергнут опасности их души, вкладывая им в руки ложные писания, тем более — не предупредив их об этом.
Но апостолы не просто передавали обращенным девтероканонические книги в составе Септуагинты. В своих писаниях апостолы сами постоянно ссылались на них. Например, Послание к Евреям призывает подражать героям Ветхого Завета, где «жены получали умерших своих воскресшими; иные же замучены были, не приняв освобождения, дабы получить лучшее воскресение» (Евр 11:35).
В протестантском Ветхом Завете найдется пара примеров того, как женщины получают своих умерших воскресшими. Илия воскресил сына вдовы (3Цар 17), а его наследник Елисей — сына сонамитянки (4Цар 4), но нигде — ни в одной из книг протестантского Ветхого Завета, от корки до корки, от Бытия до Малахии — нет упоминания о том, чтобы кого-нибудь пытали, а он отказывался от освобождения, дабы получить лучшее воскресение. Чтобы отыскать, где об этом написано, вам придется взять католический Ветхий Завет и раскрыть его на одной из девтероканонических книг, которые Мартин Лютер вычеркнул из своей Библии.
Рассказ об этом находится во 2-й книге Маккавейской, глава 7, где мы читаем, что во время маккавейского гонения «Случилось также, что были схвачены семь братьев с матерью и принуждаемы царем есть недозволенное свиное мясо, быв терзаемы бичами и жилами... Они вместе с матерью увещевали друг друга мужественно претерпеть смерть, говоря: Господь Бог видит и поистине умилосердится над нами... Когда умер первый, вывели на поругание второго... и он принял мучение таким же образом, как первый. Быв же при последнем издыхании, сказал: ты, мучитель, лишаешь нас настоящей жизни, но Царь мира воскресит нас, умерших за Его законы, для жизни вечной» (2Макк 7:1,5-9).
Один за другим сыновья умирают, провозглашая, что будут оправданы воскресением. «Наиболее же достойна удивления и славной памяти мать, которая, видя, как семь ее сыновей умерщвлены в течение одного дня, благодушно переносила это в надежде на Господа. Исполненная доблестных чувств и укрепляя женское рассуждение мужеским духом, она поощряла каждого из них…, [говоря:] я не знаю, как вы явились во чреве моем; не я дала вам дыхание и жизнь; не мною образовался состав каждого. Итак, Творец мира, Который образовал природу человека и устроил происхождение всех, опять даст вам дыхание и жизнь с милостью, так как вы теперь не щадите самих себя за Его законы». Последнему своему сыну она сказала: «Не страшись этого убийцы, но будь достойным братьев твоих и прими смерть, чтобы я по милости Божией опять приобрела тебя с братьями твоими» (2Макк 7:20-23, 29).
Это лишь один из примеров того, как Новый Завет ссылается на девтероканонические книги. Первые христиане вполне справедливо признавали их частью Писания, ибо апостолы не только вручили им их в составе Библии, при помощи которой благовествовали миру, но и цитировали их в самoм Новом Завете, говоря об описанном в них как о примерах для подражания.

Говорят Отцы

Признание девтероканонических книг проходит через всю историю Церкви. Протестантский исследователь патристики Дж. Н. Д. Келли пишет: «Надо заметить, что Ветхий Завет, принимавшийся в Церкви в качестве обязывающего, был несколько объемнее и более всесторонним, [чем в протестантской Библии]... Он всегда включал, хотя и с разным уровнем признания, так называемые апокрифические, или девтероканонические, книги. Причина этого состоит в том, что Ветхий Завет, первым попавший в руки христиан, был... греческим переводом, известным как Септуагинта... большинство библейских цитат в Новом Завете основаны на нем, а не на древнееврейском тексте... В первые два века... Церковь, как кажется, принимала все, или почти все, дополнительные книги как богодухновенные и, несомненно, относилась к ним как к части Писания. Цитаты из книги Премудрости, например, встречаются в 1-м послании Климента и в послании Варнавы... Поликарп цитирует книгу Товита, а «Дидахе» — Екклесиаста. Иреней ссылается на книгу Премудрости, на историю о Сусанне, Виле и драконе [т. е. на девтероканоническую часть книги Даниила] и на книгу Варуха. Использование апокрифов у Тертуллиана, Ипполита, Киприана и Климента Александрийского слишком обширно, чтобы давать о нем подробный отчет». (J. N. D. Kelly, «Early Christian Doctrines», стр. 53-54).
Признание девтероканонических книг частью Библии, данное у отдельных Отцов, давалось также и Отцами как единым целым, когда они сходились на церковные Соборы. Результаты этих Соборов особенно полезны, поскольку они не только представляют взгляды тех или иных людей, но принимались церковными лидерами целых регионов.
Канон Писания, Ветхого и Нового Заветов, был окончательно установлен на Римском Соборе в 382 г., в правление Папы Дамаса I. Вскоре он был неоднократно подтвержден. Тот же канон был повторен Иппонским Собором 393 г. и Карфагенским Собором 397 г. В 405 г. Папа Иннокентий I вновь подтвердил этот канон в своем послании к епископу Тулузскому Эксуперию. Еще один Собор в Карфагене, на этот раз — в 419 г., подтвердил канон своих предшественников и попросил Папу Бонифация «утвердить сей канон, ибо это — писания, которые мы получили от отцов наших, дабы читать их в церкви». Все эти каноны идентичны современной католической Библии, и все они включают девтероканонические книги.
Именно этот канон был имлицитно подтвержден седьмым Вселенским Собором — II Никейским (787), одобрившим результаты Карфагенского Собора 419 г., а явно — Вселенскими Соборами Флорентийским (1442), Тридентским (1546), I Ватиканским (1870) и II Ватиканским (1965).

Протестанты атакуют Библию

Девтероканонические книги преподают католическое учение, — по этой причине Мартин Лютер выкинул их из Ветхого Завета и поместил в приложении, даже без нумерации страниц. Туда же он отправил четыре книги новозаветных — Послания к Евреям, Иакова и Иуды, а также Откровение. Их другие протестанты позднее вернули в Новый Завет, но семь книг Ветхого Завета так и остались вне канона. Последователи Лютера помещали их в приложение к Ветхому Завету, которое, в конце концов, было опущено (в издании Британского и Зарубежного Библейского общества от 1827 г.), так что в большинстве современных протестантских Библий они не встречаются, и найти их можно лишь в приложениях к классическим протестантским переводам, таким, как Библия короля Иакова.
Дело в том, что книги эти преподают католические доктрины, которые реформаторы решили отвергнуть. Выше мы уже упоминали то, как Послание к Евреям приводит пример из 2-й книги Маккавейской, которого не найти нигде в протестантской Библии, но легко отыскать в католической. Почему же Мартин Лютер вычеркнул эту книгу, которая столь явно цитируется в Новом Завете? Ответ прост: несколькими главами дальше в ней одобрительно говорится о молитве за мертвых, с помощью которой они могут освободиться от последствий своих грехов (2Макк 12:41-45), иными словами — приводится католическая доктрина о чистилище. Поскольку Лютер решил отвергнуть историческое христианское учение о чистилище (которое восходит еще ко временам до Христа, что показывает 2-я книга Маккавейская), ему пришлось убрать эту книгу из Библии и перенести ее в приложение. (Заметим, что Послание к Евреям, где она цитируется, он тоже убрал.)
Чтобы оправдать свое отрицание книг, бывших в составе Библии еще до апостольского века (поскольку Септуагинта была создана прежде, нежели жили апостолы), ранние протестанты ссылались в основном на то, что книги эти были не в чести у современных им иудеев, принимающих постановления синода 90 г. по Р. Х. в Ямнии. Но реформаторы были знакомы лишь с европейскими евреями; они и не подозревали о том, что иудеи Африки — например, Эфиопии — принимают девтероканонические книги как часть своей Библии. Они не обращали внимания на то, что Новый Завет цитирует девтероканонические книги и пользуется Септуагинтой. Они игнорировали тот факт, что в I в. ходило множество канонов иудейского Писания. Апеллировали они, говоря, что «иудеи не приемлют этих книг», к иудейскому синоду, состоявшемуся после смерти и Воскресения Христа. Одним словом, чтобы объяснить свой отказ от этих библейских книг, протестантам пришлось предпринимать огромные усилия.

Попытки переписать историю Церкви

Позднее они принялись даже распространять миф о том, что Католическая Церковь будто бы «добавила» эти семь книг к Библии на Тридентском Соборе!
Протестанты пытаются также исказить свидетельства Отцов в пользу девтероканонических книг. Одни попросту утверждают, что ранние Отцы Церкви не признавали их, другие говорят умеренней — что не признавали их некоторые значимые Отцы, такие, как Иероним.
Действительно, Иероним, как и другие отдельные авторы, не признавал большинство девтероканонических книг частью Писания. Однако его переубедили — и, вопреки своему первоначальному мнению, он включил девтероканонические книги в свою Вульгату! Вот свидетельство того, что эти книги пользовались общим признанием и считалось, что они должны входить в состав любой редакции Библии.
Более того: документально доказано, что в поздние свои годы Иероним принимал определенные девтероканонические части Библии. В своем ответе Руфину он решительно отстаивал девтероканонический фрагмент книги Даниила, отвергнутый его современниками-иудеями.
Он писал: «Каким грехом согрешил я, если последовал суждению Церквей? Но тот, возводящий на меня обвинения за то, что я излагаю доводы, которыми в обычае у иудеев возражать против рассказа о Сусанне, о трех отроках, и против рассказа о Виле и о драконе, которых нет в иудейских томах, доказывает, что он лишь глупый подхалим. Ибо я излагал не свои собственные взгляды, а замечания, которые у них [иудеев] в обычае делать против нас». («Против Руфина», 11:33 (402 г. по Р. Х.)). Итак, Иероним признает принцип, по которому устанавливался канон — суждение Церкви, а не позднейших иудеев.
Другие авторы, возражения которых против девтероканонических книг цитируют протестанты, такие как Афанасий и Ориген, также принимали в качестве канонических некоторые из них. Например, Афанасий принимал как часть Ветхого Завета книгу Варуха («Радостное послание» 39), а Ориген — вообще все девтероканонические книги, он лишь советовал не пользоваться ими в диспутах с иудеями.
Однако, несмотря на заблуждения и недоверие некоторых отдельных авторов вроде Иеронима, Церковь оставалась тверда в своем историческом признании девтероканонических книг частью Писания, переданного апостолами. Все тот же протестантский исследователь патристики Дж. Н. Д. Келли замечает, что, несмотря на сомнения Иеронима, «для огромного большинства девтероканонические писания были наравне с другими Писанием в полнейшем смысле этого слова. Например, Августин, влияние которого на Западе было определяющим, не делал различия между ними и остальным Ветхим Заветом... То же отношение к апокрифам было со всем авторитетом проявлено синодами в Иппоне и Карфагене соответственно в 393 и 397 гг., а также в известном письме, отправленном Папой Иннокентием I Эксуперию, епископу Тулузы, в 405 г. («Early Christian Doctrines», 55-56).
Так что частое утверждение протестантов, что будто бы Католическая Церковь «добавила» девтероканонические книги в состав Библии на Тридентском Соборе — не больше, чем миф. Эти книги были в Библии еще до того, как в 380-х гг. канон окончательно сложился. Все, что сделал Тридентский Собор — подтвердил, защищая Писание от атаки со стороны протестантов, то, что было исторической Библией Церкви — а ее стандартной редакцией была Вультата самого Иеронима, включающая семь девтероканонических книг!

Девтероканонические книги Нового Завета

Забавно, что протестанты отвергают включение девтероканонических книг в Библию, совершенное на таких Соборах, как Иппонский (393) и Карфагенский (397), потому что именно к этим ранним церковным Соборам те же протестанты апеллируют как к установившим канон Нового Завета! До Соборов конца IV в. существовало множество расхождений касательно принадлежности к Новому Завету тех или иных текстов. По части книг — Евангелиям, Деяниям, большинству посланий Павла — согласие давно уже было достигнуто, но ряд других, прежде всего Послание к Евреям, Послание Иакова, 2-е Послание Петра, 2-е и 3-е Послания Иоанна и Откровение — оставались предметом горячих дискуссий вплоть до утверждения канона. Так что это — «девтероканонические» книги Нового Завета.
Протестанты же готовы признать свидетельство Иппонского и Карфагенского Соборов (на которые они чаще всего ссылаются) о каноничности новозаветных девтероканонических книг, но не желают признать свидетельство Иппонского и Карфагенского Соборов о каноничности девтероканонических книг ветхозаветных! Забавно, не правда ли?

 

Пер. с английского — Олег Михаил Мартынов.