Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Папа Римский«Если следующим Папой станет негр, я перестану быть католиком». Такие фразы звучали в частных беседах и комментариях в соцсетях и раньше, но после добровольной отставки Папы Римского Бенедикта XVI подобные высказывания участились.


Отречение Бенедикта XVI вызвало среди католиков и христиан других конфессий шквал различных мнений и эмоций. Люди заговорили о чернокожем Папе, средневековых пророчествах и конце света.

Некоторые церковные иерархи по этому поводу отметили, что верным следует остерегаться "лишнего" эсхатологизма, ведь, согласно словам Господа, никто не знает ни дня, ни минуты, когда этому греховному миру наступит конец, и Творец каждому воздаст по его заслугам.

Относительно конца света, то, по моему мнению, рост апокалиптических настроений — это очень хорошо. Первые христиане, которых мы привыкли считать неким идеалом, — это верные, которые жили в атмосфере ожидания скорейшего Второго Пришествия. Впоследствии, в связи с легализацией христианства и возникновением христианских государств, Церковь в значительной мере "приземлилась" в пространство истории, однако средневековый человек не потерял эсхатологического ракурса мироощущения и миропонимания: шпили готических соборов указывали ему на то, что мы на этой земле — только путники, призванные вернуться в Небесную Родину. Ситуация изменилась в Новом времени — в эпоху секуляризации и господства религии "прогресса". Вся история новых и новейших времен — это процесс постепенного забвения о бесполезности земного существования по сравнению с жизнью вечной.

Учитывая вышесказанное, можно утверждать, что рост апокалиптических настроений — это путь к возрождению христианской веры и культуры. Однако речь идет об истинном эсхатологизме, а не его профанации.

Современный человек-потребитель — это, в основном, подключенный к источникам информации вампир, который существует, питаясь правдивыми и выдуманными "сенсациями". Позавчера этот вампир возмущался судьбой Оксаны Макар, вчера — перипетиям вокруг "Караванского стрелка", сегодня он рассуждает о конце света, а завтра ему станет интересно, сформировали ли наконец новый состав группы "ВиаГра". Истинный эсхатологизм следует искать вне ментальности общества спектакля, телесериалов и надоедливых рекламных роликов...

Пространство такого эсхатологизма неотделимо от роста духовности, в т. ч. через восстановление и углубление религиозной практики. Прежде чем говорить о конце света, стоит пойти на исповедь, покаяться в совершенных грехах и стараться не делать новых.

Среди грехов же стоит упомянуть об одном весьма своеобразном — грехе против веры. "Если следующим Папой станет негр, я перестану быть католиком", — такую ​​фразу мне приходилось слышать еще до отречения Папы Бенедикта. По моему глубокому убеждению, мышление в таком русле является бесспорным грехом и каждый украинский католик, каким бы пламенным националистом он ни был, не имеет права так думать. Наконец, подобное противоречит не только христианству, но и идеологии украинского национализма.

Разделение человечества на расы и этносы являются проявлением Божьего замысла. С одной стороны, расы, каждая человеческая личность создана по образу и подобию Божию, наделенная душой и возможностью спасения. С другой стороны, нивелирование расового фактора во имя абстрактного "общечеловека" является своеобразным манихейством так же, как манихейством является отрицание половой идентичности во имя какого-то причудливого "гендера". Отрицание всякой органической человеческой идентичности — это грех против Творца, по воле которого люди существуют как представители конкретной расы, этноса и пола.

Поэтому ошибочным является как блеяние дегенератов-либерастов, так и "радикализм" тех, кто, исходя из правильных позиций, скатывается до уровня зоологического расизма, который не признает за "цветными" расами человеческой сущности или же говорит о "полноценных" и "неполноценных" расах. Защита собственного Отечества или всей Европы от мигрантов может быть добрым и набожным делом, поскольку это защита земли, которую Господь своим провидением даровал конкретным народам. В то же время расистский бред является греховным. Этот грех усиливается, если ложные расовые стереотипы начинают значить больше, чем сыновняя преданность Матери-Церкви.

Следует помнить, что Церковь осуждала расизм с самого начала возникновения этой проблемы. После великих географических открытий она сурово осуждала работорговлю. Отцы-иезуиты даже возглавили вооруженное сопротивление индейских племен гуарани европейским захватчикам-работорговцам, которые в погоне за наживой утратили собственное христианское достоинство. Интересно, что в Латинской Америке, которая стала объектом колонизации католических Испании и Португалии, автохтонное население не подверглось такому уничтожению, которое оно понесло в Северной Америке, колонизуемой англосаксами-протестантами.

Предполагая вероятность избрания чернокожего Папы, нужно иметь в виду, что белая раса сегодня в значительной мере отвернулась от Господа так же, как когда-то от него отвернулись иудеи. Сегодня христиане Азии и Африки имеют горячую живую веру, которую они отстаивают, проливая море мученической крови. Учитывая это, избрание Папы, который будет представителем какого-то неевропейского народа, можно считать вполне справедливым.

Если следующим Папой действительно будет чернокожий, это отнюдь не помешает европейским националистам-католикам бороться за сохранение собственной национальной и расовой идентичности. Нужно лишь мыслить в рамках правильных категорий — категорий Закона Божьего и интересов собственной нации. Уничтожение созданных Господом Богом народов — это зло, и против этого зла христиане не просто могут, но и обязаны бороться всеми доступными и морально оправданными методами.

Единственное, чего стоит бояться, — это избрания Папы, который поведет Церковь либеральным путем развития. Хотелось бы, чтобы преемник Бенедикта XVI был консерватором или даже консервативным революционером. Однако существует возможность избрания Папы, курс которого будет диаметрально противоположным курсу Бенедикта. Наконец, даже этот вариант не является катастрофическим. История знает очень аморальных Пап, однако никто из них ex cathedra не провозгласил ни одного еретического слова.

Так же история знает случаи, когда высоконравственные и, фактически, святые римские понтифики в плоскости церковной политики совершали много ошибок, однако Церковь от этого не прекратила своего существования. Церковь Сражающаяся будет присутствовать на этой грешной земле до скончания веков, чтобы после воссоединиться с Церковью Торжествующей.

Поэтому единственное, чего стоит бояться по-настоящему, — это греха...

 

Оригинал: Про націоналізм, чорного Папу та кінець світу