Печать
Рубрика: Православно-католические отношения
Просмотров: 8940

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
В Ватикане вышел в свет очередной выпуск Папского ежегодника «Annuario Pontificio», являющийся главным официальным источником информации об иерархии Римско-Католической Церкви и ее структурах в разных странах мира. Знакомство с материалами ежегодника дает богатую пищу для размышлений о современном положении католицизма и основных тенденциях развития этой самой крупной христианской конфессии. Преподаватель Киевской Духовной Академии Владимир Бурега, основываясь на данных «Annuario Pontificio 2009», анализирует положение Католической Церкви в современной Украине.

Украинский католицизм в зеркале Папского ежегодника

Папский ежегодник«Annuario Pontificio» («Папский ежегодник») — это официальное справочное издание Католической Церкви. Хотя подобного рода справочники издавались в Ватикане, начиная с XVIII века, современный «Annuario Pontificio» ведет отсчет своей истории с 1860 года. Именно тогда впервые в свет вышло издание с таким названием. Впоследствии как форма, так и содержание ежегодника неоднократно менялись, и лишь в 1940 году окончательно сложился тот формат, в котором «Annuario Pontificio» выходит и по сей день[1].

В начале ежегодника традиционно приводится официальный список пап, занимавших Римский престол за всю историю его существования. Далее даны полные списки здравствующих кардиналов, патриархов, митрополитов, архиепископов и епископов, перечислены все епархии, монашеские ордена и учебные заведения Католической Церкви, все структуры Римской курии и дипломатический корпус Ватикана, указаны почтовые и электронные адреса, телефоны и официальные Интернет-сайты всех этих структур. Кроме того издание снабжено приложением, содержащим полезную историческую и статистическую информацию. Так что «Annuario Pontificio» — это незаменимое пособие для всякого, кто желает получить из первых рук официальную информацию о католицизме.

«Annuario Pontificio», конечно же, содержит и сведения о структурах Католической Церкви, действующих в пределах государств с преобладающим православным населением. Так, например, ежегодник указывает, что на территории России сегодня существуют митрополия латинского обряда в Москве и подчиненные ей епархии в Саратове, Иркутске и Новосибирске. Особенностью католических епархий в России является то, что они получили свои названия не от городов, в которых находятся резиденции епископов, а от посвящений кафедральных соборов этих городов. Так в Москве действует архиепископия Божией Матери, в Саратове — епархия святого Климента, в Новосибирске — епархия Преображения, в Иркутске — епархия святого Иосифа. Кроме того ежегодник указывает на существование в Москве Апостольского экзархата для католиков византийского обряда. В Беларуси католическую иерархию возглавляет митрополит Минско-Могилевский, имеющий суффраганов в Гродно, Пинске и Витебске.

Украинский католицизм: статистика  

Католическая Церковь в Украине представлена куда более пестро, нежели в России и Беларуси. Здесь существуют церковные структуры, относящиеся к разным обрядам и потому имеющие различное подчинение.

Первую группу украинских католиков составляют католики латинского обряда. Они объединены в Львовскую митрополию-архиепископию, которая включает в себя шесть епархий. Ныне ее возглавляет архиепископ-митрополит Мечислав Мокшицкий, возведенный на престол 22 ноября 2008 года в кафедральном соборе Успения Пресвятой Богородицы во Львове.

Вторая (куда более многочисленная) группа — это католики восточного обряда, большинство которых входит в состав Украинской Греко-Католической Церкви (УГКЦ). С 2005 года административный центр УГКЦ находится в Киеве. С того же времени глава УГКЦ носит титул Верховного архиепископа Киево-Галицкого. С 2001 года во главе УГКЦ стоит архиепископ Любомир Гузар. На территории Украины ему подчинены две архиепархии (в Киеве и Львове), 7 епархий и 3 экзархата. Последний из этих экзархатов (Луцкий) был открыт сравнительно недавно — в январе 2008 года. УГКЦ также имеет свои канонические подразделения в Австралии, Великобритании, Германии, Италии, Канаде, Латинской Америке, Польше, США и Франции.

Кроме того в Закарпатской области Украины действует Мукачевская греко-католическая епархия, которая не входит в состав УГКЦ, а относится к Русинской Греко-Католической Церкви. Ныне Мукачевскую епархию возглавляет Апостольский администратор Милан Шашик, титулярный епископ Бононии. Эта епархия непосредственно подчиняется Ватикану. По данным «Annuario Pontificio» Мукачевская греко-католическая епархия включает в себя 371 000 верующих, объединенных в 382 прихода.

Также в Украине существует немногочисленная группа католиков армянского обряда. Их административный центр традиционно находится во Львове. «Annuario Pontificio» указывает, что здесь существует архиепископия армянского обряда, которая в настоящее время вакантна. Никаких статистических сведений об этой архиепископии ежегодник не сообщает.

Общее количество католиков (всех обрядов) в Украине по данным «Annuario Pontificio» составляет сегодня 4 801 879 человек. Из них 3 982 589 принадлежат к восточному обряду и 819 290 к западному. Таким образом, по данным «Annuario Pontificio» католики составляют около 10 % населения Украины. Официальная статистика Ватикана фиксирует определенный рост количества католиков в Украине в последние годы. Так, например, по состоянию на 31 декабря 2004 года Ватикан оценивал количество граждан Украины, крещенных в одной из Католических Церквей, в 4 697 000 человек, то есть в 9,9 % населения[2]. Таким образом, по официальной статистике Римско-Католической Церкви за последние четыре года число украинских католиков увеличилось на 104 879 человек.

При этом неофициальные католические источники дают более высокие цифры. Так, например, интернет-сайт УГКЦ во Львове указывает, что количество католиков только восточного обряда в Украине составляет 5,5 миллионов человек. А англоязычная «Новая Католическая энциклопедия» («The New Catholic Encyclopedia»), вышедшая в свет в Соединенных Штатах Америки в 2003 году, оценивает общее количество католиков в Украине в 6 488 200 человек, что составляет 13,2 % населения[3].

Напомним, что в Украине (равно как и в России) во время последней переписи населения гражданам не задавался вопрос об их конфессиональной принадлежности. Поэтому официальной государственной статистики количественного состава Католических Церквей в Украине не существует.

«Annuario Pontificio» также указывает количество приходов по всем католическим епархиям и экзархатам в Украине. Если суммировать приведенные в ежегоднике цифры, то получится, что восточный обряд имеет в Украине 3 376 общин, а латинский — 917. Таким образом, общее количество общин Католической Церкви в Украине по данным «Annuario Pontificio» по состоянию на начало 2009 года составляло 4 293[4].

Интересно отметить, что количество общин восточного обряда, указанное в «Annuario Pontificio 2009» заметно отличается от соответствующей цифры, приведенной год назад в «Annuario Pontificio 2008». Тогда Ватикан указывал на наличие в Украине 3 483 общин восточного обряда. Получается, что за год количество приходов УГКЦ уменьшилось на 106 единиц. Если сравнить данные по отдельным епархиям, то станет очевидно, что практически во всех епархиях УГКЦ за минувший год количество приходов либо не изменилось, либо несколько увеличилось. Исключение составляет лишь Львовская епархия. Если в 2008 году ежегодник указывал, что в ее состав входит 386 приходов, то «Annuario Pontificio 2009» дает цифру 277 приходов. Получается, что в Львовской епархии УГКЦ за один год количество приходов уменьшилось на 109 единиц (!!!), то есть более чем на четверть. Чем обусловлено такое существенное снижение количества общин, понять сложно. Территория епархии осталась прежней, общее количество населения здесь также практически не изменилось. Количество белого духовенства, несущего здесь свое служение, возросло с 291 до 331 человека. Также и официальная государственная статистика Украины не фиксирует исчезновения более чем ста униатских приходов на Львовщине. По данным Государственного комитета Украины по делам национальностей и религий на 1 января 2009 года в Украине было зарегистрировано 3 566 католических общин восточного обряда. 1 января 2008 года эта цифра составляла 3 681. Таким образом, доступные нам официальные статистические данные не позволяют ответить на вопрос о загадочной судьбе четверти приходов Львовской епархии УГКЦ.

Подавляющее большинство членов Католических Церквей проживает в западных областях Украины. Более половины всех католических общин сосредоточено в четырех областях: Львовской, Тернопольской, Ивано-Франковской и Закарпатской. Епархии и экзархаты УГКЦ, действующие в других регионах Украины, количественно существенно уступают западноукраинским структурам УГКЦ. Так, например, в Донецко-Харьковском экзархате, охватывающем практически всю восточную Украину, действует лишь 43 прихода, в Одесско-Крымском экзархате — 33 прихода, а в новооткрытом Луцком экзархате — лишь 14 приходов.

Статус УГКЦ  

Канонический статус Римско-Католической Церкви в Украине вполне традиционен. Общины латинского обряда в Украине объединены в Львовскую митрополию-архиепископию, статус которой ничем не отличается от подобных структур в других странах мира. Что же касается УГКЦ, то ее положение в иерархической структуре Католической Церкви совершенно особое.

Патриарх УГКЦ Иосиф Слипый«Annuario Pontificio» указывает, что УГКЦ является Верховным Архиепископством. Этот статус был ей предоставлен в 1963 году. Напомним, что тогда глава УГКЦ митрополит Иосиф Слипый, сумевший выехать за пределы Советского Союза, выступил на II Ватиканском Соборе с просьбой о предоставлении УГКЦ статуса Патриархата, однако просьба эта не была удовлетворена, и Иосиф Слипый был возведен лишь в достоинство Верховного архиепископа Львовского[5]. На сегодняшний день в Католической Церкви существует лишь четыре Верховных архиепископства. Кроме УГКЦ к ним относятся две древневосточные Церкви в Индии: Сиро-Малабарская во главе с Верховным архиепископом Эрнакулам-Ангамали (получила этот статус в 1992 году) и Сиро-Маланкарская во главе с Верховным архиепископом Тривандрума (получила этот статус в 2005 году). Кроме того в 2005 году такой же статус был дарован и Греко-католической Церкви в Румынии. Ныне ее возглавляет Верховный архиепископ Фагараша и Альба Юлии[6]. Как мы видим, эти три Верховных архиепископства были образованы после 1963 года. Так что можно думать, что статус УГКЦ послужил образцом для создания других подобных структур в Католической Церкви.

Следует отметить, что на момент создания Верховного архиепископства Львовского (1963) в католическом каноническом праве статус этой структуры являлся неопределенным. Декрет II Ватиканского Собора «О Восточных Католических Церквах» (Orientalium Ecclesiarum, OE), принятый 21 ноября 1964 года, мало прояснил ситуацию. Здесь в разделе «О Восточных Патриархатах» лишь один лаконичный пункт посвящен статусу Верховных архиепископов: «Сказанное о Патриархах имеет силу, согласно праву, также и в отношении высших Архиепископов, возглавляющих всю отдельную Церковь или обряд в целом» (OE 10)[7].

В 1990 году папа Иоанн Павел II утвердил «Кодекс канонов Восточных Церквей» (Codex Canonum Ecclesiaram Orientalium, CCEO), который вступил в силу в 1991 году. Здесь Верховным архиепископам посвящен титул V, содержащий лишь четыре канона (151-154). Канон 151 гласит, что Верховным архиепископом является митрополит Восточной Католической Церкви, «которому не был предоставлен титул Патриарха»[8]. А канон 152 добавляет, что все нормы, предписанные Патриаршим Церквам, применяются и к Верховным архиепископствам, если высшая церковная власть не установила чего-либо иного. Как мы видим, определение Верховного архиепископства, содержащееся в CCEO, носит отрицательный характер. Оно лишь указывает, кем не является Верховный архиепископ (он не является Патриархом). Положительное же наполнение этого термина остается мало раскрытым. И неудивительно, что католические энциклопедические издания содержат довольно скудную информацию о статусе Верховных архиепископов[9].

Хотя «Кодекс канонов Восточных Церквей» указывает, что Верховный архиепископ в своих правах равен Патриарху, все же нельзя не заметить одного существенного отличия между этими двумя статусами. Верховный архиепископ избирается Собором епископов соответствующей Церкви. Затем его кандидатура представляется на утверждение Римского епископа. В случае если папа не утверждает избранную кандидатуру, Собор должен провести новые выборы (канон 153).

Процедура избрания Патриарха Восточной Католической Церкви не предполагает утверждения. Сразу же после избрания Патриарха, проводится его интронизация. «Кодекс» говорит лишь, что новоизбранный Патриарх должен получить от папы «церковное общение» (ecclesiasticam communionem), то есть должно состояться его сослужение с папой. Лишь с момента получения от папы «церковного общения» Патриарх имеет право созывать Соборы и рукополагать епископов (каноны 76, 77).

Таким образом, хотя статус Верховного архиепископа и отличается от положения обычных митрополитов и архиепископов, все же он ниже Патриаршего.

В борьбе за Патриархат

Вот уже более сорока лет важнейшей стратегической задачей УГКЦ является получение статуса Патриархата. Митрополит Иосиф Слипый, не сумевший добиться от Ватикана признания за собой Патриаршего достоинства, пошел на достаточно радикальный шаг. С 1975 года он стал именовать себя Патриархом без согласия на то Римского папы. Характерно, что никаких дисциплинарных взысканий за этим не последовало. В 1992 году Львовский Синод УГКЦ обратился к папе Иоанну Павлу II с просьбой подтвердить ее Патриарший статус, однако эта просьба не была удовлетворена. Безуспешные попытки добиться официального провозглашения Патриархата предпринимались и во время визита в Украину Иоанна Павла II (в 2001 году). Наконец, в 2004 году Синод епископов УГКЦ, поддержанный группой народных депутатов Верховной Рады Украины, вновь просил папу утвердить Патриарший статус УГКЦ. Но и на этот раз Ватикан ответил фактическим отказом.

Тем не менее УГКЦ в неофициальных документах нередко именует себя Патриархатом, в Киеве действует «Патриаршая администрация УГКЦ», Патриаршими именуются Поместные Соборы УГКЦ, строящийся в Киеве кафедральный собор УГКЦ также назван Патриаршим. И хотя это вступает в противоречие с официальной позицией Ватикана, все же это не влечет за собой каких-то серьезных взысканий со стороны высшей власти Римско-Католической Церкви.

Столь странная ситуация не может не вызвать недоумения у стороннего наблюдателя. В чем же тут дело?

Думается, что существует несколько факторов, заметно осложняющих проблему канонического статуса УГКЦ.

Во-первых, следует иметь в виду общий подход Католической Церкви к Патриаршей форме правления как таковой. Достаточно заглянуть в соответствующий раздел «Annuario Pontificio», чтобы увидеть, что Патриарший статус имеют, прежде всего, Восточные Церкви древнего происхождения, в разное время заключившие унии с Римским престолом. Они имели Патриарший статус еще до своего присоединения к Католической Церкви и потому после заключения унии этот статус был просто за ними сохранен. Таковыми являются: Александрийский (Коптский) Патриархат в Египте, Антиохийский Патриархат (Сирийская Католическая Церковь) с центром в Бейруте (Ливан), Вавилонский Патриархат (Халдейская Католическая Церковь) с центром в Багдаде (Ирак), Киликийский Патриархат (Армянская Католическая Церковь) с центром в Бейруте (Ливан).

Во-вторых, Патриарший статус имеют две западные Церкви, развитие которых в древности не было напрямую связано с Римом. И впоследствии, после утверждения в Католической Церкви жесткой унификации за этими престолами также были сохранены особые права, что, опять же, обуславливалось древней традицией. Это Лиссабонский Патриархат в Португалии и Венецианский в Италии.

Еще одним Патриархатом с особой историей является Иерусалимский Латинский Патриархат, учрежденный в 1099 году после взятия крестоносцами Иерусалима.

Как декрет «О Восточных Католических Церквах», так и «Кодекс канонов Восточных Церквей» специально отмечают, что институт Патриаршества — это особое духовное наследие Восточных Церквей (ОЕ 5, CCEO 55). Таким образом, Католическая Церковь рассматривает Патриаршую форму правления как особую традицию, сформировавшуюся за пределами западного (латинского) христианства, которая заслуживает уважительного отношения. Исходя из этой логики, создание новых Патриархатов, хотя и допускается соответствующими каноническими нормами (CCEO 57), но все же воспринимается как нечто исключительное.

Уже сама по себе отмеченная особенность католического подхода к Патриархатам затрудняет для местных Церквей, не имевших в древности Патриаршего статуса, получение такового.

Патриарший собор УГКЦМожно сказать, что Католическая Церковь в ряде своих официальных документов провозгласила рецепцию того церковного устройства, которое сложилось за ее пределами. Цель этой рецепции — облегчить достижение единства с Римским престолом для тех Церквей, которые не имеют с ним общения. Весьма характерно, что «Кодекс канонов Восточных Церквей» фактически принимает и тот порядок диптиха, который сложился на православном Востоке. Здесь указан следующий «порядок первенства» среди древних Патриарших престолов: «на первом месте находится Константинопольский престол, за ним идет Александрийский, далее Антиохийский и Иерусалимский» (канон 59, § 2). Этот пункт означает рецепцию знаменитого 28 правила Халкидонского (Четвертого Вселенского) Собора, которое долгое время не принималось на Западе[10].

Исходя из этой логики, статус Верховных архиепископств соответствует статусу древних Поместных Церквей, не имевших Патриаршего достоинства. И не случайно в указанном декрете II Ватиканского Собора лаконичный пункт о Верховных архиепископствах снабжен, среди прочего, ссылкой на 8 правило Эфесского (Третьего Вселенского) Собора, в котором определен статус Кипрской Православной Церкви. Напомним, что эта Церковь с древности является автокефальной, хотя и не имеет Патриаршего достоинства.

Таким образом, как правило, Восточные Церкви, вступающие в унию с Римом, сохраняют (насколько это возможно в рамках католицизма) тот статус, который они имели до заключения унии. И если в 1596 году (на момент провозглашения Брестской унии) Киевская митрополия являлась автономной митрополией в составе Константинопольского Патриархата, то, стало быть, после подписания унии она должна стать такой же автономной митрополией, но уже в составе Римской Церкви. Предоставление УГКЦ статуса Патриархата означало бы отступление от древнего канонического устройства и фактическое признание за киевской церковной традицией более высокого статуса, нежели она имела на момент унии с Римом. Поэтому попытки провозглашения греко-католического Патриархата в Украине как в XVII, так и в ХХ веке весьма сдержанно воспринимались Ватиканом.

С определенной долей условности можно сказать, что канонический статус УГКЦ сегодня примерно соответствует тому статусу, который имеет Украинская Православная Церковь, находящаяся в составе Московского Патриархата. Обе Церкви являются самоуправляемыми, хотя их автономия остается ограниченной.

Кроме этого общего экклесиологического контекста вопрос о статусе УГКЦ сопряжен и с еще одной проблемой — проблемой взаимоотношений Ватикана с Русской Православной Церковью.

Предоставление УГКЦ Патриаршего статуса в годы II Ватиканского Собора, скорее всего, привело бы к полному разрыву отношений между Ватиканом и Московским Патриархатом. Ведь тогда в Советском Союзе Греко-Католическая Церковь официально считалась самораспустившейся. И факт ее существования в СССР не признавался ни советским правительством, ни руководством Московского Патриархата. На II Ватиканском Соборе присутствовала официальная делегация Русской Православной Церкви, и потому предоставление тогда УГКЦ статуса Патриархата означало бы существенный удар по тем силам в Москве, которые выступали за развитие контактов с Ватиканом.

После того, как в 1990-е годы состоялось возрождение УГКЦ, сопряженное с жестким конфессиональным противостоянием в западных областях Украины, проблема статуса УГКЦ получила и еще одно измерение. Теперь предоставление УГКЦ Патриаршего статуса с точки зрения Русской Церкви будет означать фактическую поддержку Ватиканом агрессивных действий УГКЦ против приходов Московского Патриархата в Украине.

Кроме того, следует помнить, что в соответствие с Баламандским соглашением 1993 года униатство как метод поиска единства Церквей, было отвергнуто как католическими, так и православными представителями, подписавшими документ[11]. И потому повышение канонического статуса УГКЦ и поддержка украинского униатского проекта означали бы для Ватикана фактический отход от принципов Баламанда.

Есть и еще одна причина, осложняющая проблему Украинского греко-католического епископата. Немало иерархов Римской Церкви не поддерживают идею повышения статуса УГКЦ, опасаясь, что это приведет к существенному отдалению УГКЦ от Ватикана. Ведь, как сказано, в течение последних десятилетий УГКЦ неоднократно совершала шаги, которые нельзя расценить иначе, как прямое нарушение канонической дисциплины. Митрополит Иосиф Слипый в своем завещании прямо критиковал высшее руководство Ватикана за нежелание удовлетворить требования УГКЦ. Поэтому для Ватикана актуальной является задача сохранения максимального контроля над УГКЦ.

Таким образом, складывается достаточно своеобразная ситуация. С одной стороны, развитие УГКЦ в последние два десятилетия привело к существенному ухудшению взаимоотношений между Русской Церковью и Ватиканом, а с другой, перспектива провозглашения греко-католического Патриархата в Украине является нежелательной как для Московского Патриархата, так и для Рима. И неудивительно, что в 2004 году ключевую роль в обсуждении проблемы греко-католического Патриархата сыграли проведенные в Москве переговоры между кардиналом Вальтером Каспером и высшим руководством Русской Православной Церкви. Представители УГКЦ на эти переговоры даже не были приглашены.

Так что в отношении к проблеме Патриархата между Москвой и Римом можно видеть определенную близость позиций. И это делает для УГКЦ весьма затруднительным достижение ее стратегической цели.

Выводы

Статистические данные, обнародованные в очередном выпуске Папского ежегодника, лишь на первый взгляд могут показаться малоинтересными сухими цифрами. На самом деле «Annuario Pontificio» является рельефным и многогранным отражением современного положения Католической Церкви. И это хорошо иллюстрирует ситуация с украинским католицизмом.

Что же касается проблемы Патриархата УГКЦ, то в последние годы можно видеть заметное снижение активности украинских греко-католиков в этом направлении. Впрочем, в целом тактика УГКЦ остается прежней: Патриархат по умолчанию считается уже существующим, хотя и не признанным. УГКЦ, заручившись поддержкой части политических элит Украины, пытается поставить Ватикан уже перед свершившимся фактом. Однако до сих пор этот шантаж не достигал желаемого для УГКЦ результата. И вряд ли следует ожидать от высшего руководства Римской Церкви отхода от его традиционной тактики сдерживания опасных автономистских тенденций УГКЦ.

 

Примечания 

[1] Подробнее об истории издания см.: Lorenzoni L. N. The Annuario Pontificio: The Vatican’s Pontifical Year Book and a Recent Editorial Decision. In: Review for Religious 58, no. 3 (1999) 261–265; Miller R. B. Annuario Pontificio. In: The New Catholic Encyclopedia: Second Edition. Vol. I. Washington: Gale, 2003. P. 472-473.


[2] Annuarium statisticum ecclesiae. Città del Vaticano, 2006. P. 41.


[3] The New Catholic Encyclopedia: Second Edition. Vol. XIV. P. 273.

[4] В эту цифру мы не включаем монастыри, миссионерские станции, переносные престолы и т.п.

[5] Главы УГКЦ сохраняли этот титул до 2005 года. После переноса их официальной резиденции из Львова в Киев титул был изменен на: «Верховный архиепископ Киево-Галицкий».

[6] Annuario Pontificio. Città del Vaticano, 2009. P.10-11.

[7] Документы II Ватиканского собора. М., 1998. С. 135.

[8] Интересно отметить, что в украинском переводе «Кодекса», размещенном на Официальном сайте УГКЦ, титул V опущен. Потому мы пользуемся латинским оригиналом и польским переводом.

[9] См., например: Католическая энциклопедия. Том I. М., 2002. Ст. 947.

[10] См. об этом: Карташев А. В. Вселенские Соборы. Минск, 2008. С. 326-336.

[11] См.: Суттнер Э. Баламандское соглашение // Католическая энциклопедия. Том I. Ст. 439-441.

 


Источник: Портал Богослов.Ru