Печать
Рубрика: Актуальное для католиков
Просмотров: 6805

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

В каком лидере сегодня нуждается УГКЦ?В статье автор — богослов и преподаватель Украинского католического университета — делится своими мыслями о качествах, необходимых для служения новому главе Украинской Греко-Католической Церкви, а также предлагает свое видение будущей деятельности украинского Патриарха.

В каком лидере сегодня нуждается УГКЦ?

Размышления о характере церковного лидерства вызревали у меня давно. Сегодня они кажутся особенно актуальными в свете выборов нового главы Украинской Греко-Католической Церкви. Пишу их, еще не зная, кто будет избран, а значит без «прицела» на конкретное лицо — просто как мысли о том, какие требования ставит сегодняшний день перед лидерами Церкви и в каком стиле руководства она нуждается.

 

Изложенные здесь мысли вызрели в процессе многих размышлений, опыта жизни в Церкви и взаимодействия с различными церковными структурами УГКЦ, соответственно представленными отдельными епископами или их представителями. Написанное следует воспринимать лишь как мою собственную точку зрения, которая базируется на искренних убеждениях и длительных наблюдениях. В любом случае, я не претендую поучать или высказывать какие-либо горделивые «директивы». Впрочем, я убежден, что, будучи членом Церкви, я как и любой другой из верных УГКЦ или, возможно, вообще из членов украинского общества, могу высказаться по этому столь важному вопросу. Пожалуй, было бы не совсем корректно вдаваться в сугубо духовные вопросы епископского служения (такие как молитва, богослужение, пастырское руководство). Я буду говорить скорее о человеческих качествах, общественных и организационных способностях, которые, по моему убеждению, следует иметь епископу (тем более, Предстоятелю Церкви).

 

Христиане верят, что епископское служение является божественным установлением, имеет соответствующую харизму Святого Духа и относится к основным устоям церковной жизни. Также мы знаем, что христианство является верой, базирующейся на воплощении Христа, в реальности Его двух природ — Божественной и человеческой, и их нераздельном и неслиянном сочетании. Это означает, что в христианстве нет ни духовного без телесного, ни божественного без человеческого, или наоборот. Ограничиваясь лишь одной из этих составляющих, Церковь рискует либо скатиться к спиритуализму и гностицизму, либо превращается в простую административную структуру, которая заботится лишь о том, чтобы удовлетворять материальные потребности своих членов.

 

Относительно епископского служения это означает, что божественная благодать и богословский «статус» его служения должны быть дополнены и завершены также определенными «человеческими элементами». Такими как человечность, открытость, способность понимать других, слушать и вести диалог, сплачивать вокруг себя людей. А также мыслить системно и стратегически, иметь видение развития Церкви, быть лидером и одновременно компетентным руководителем-администратором. Наконец, иметь соответствующий уровень интеллекта и культуры. Понятно, что между идеалом и ограниченностью конкретных людей всегда будет определенное расхождение, к которому следует проявлять терпимость, однако это не нивелирует веса упомянутых качеств.

 

Итак, какие качества необходимы любому церковному лидеру, а тем более Предстоятелю Церкви — Патриарху?

Открытость

Эта черта всегда была необходимым условием для движения вперед, прогресса, а также адекватной реакции на изменения во внешнем мире. Настоящая открытость не противоречит традиционности, консерватизму и осторожности, характеризующим Церковь и ее отношение к современности. Под открытостью следует понимать сознание собственных (личных и структурных) ограничений, ощущение потребности развития и изменений, готовность встретить новые вызовы, предусмотреть новые тенденции и быть готовым к ним. Это открытость к новым формам общественного сознания и общественных процессов, культуры, науки, искусства при одновременной верности исконным ценностям Евангелия. Открытость к реальным людям вокруг, их потребностям и чувствам. Это открытость к массиву новых проблем, которые надо решить, новым задачам и целям, которые надо поставить, новым возможностям творить добро, чего никто другой за тебя не сделает. В конце концов, это открытость к самому Евангелию, которое шире и глубже любого человеческого разумения, любой «доктрины», «кодекс канонов» или обряда.

 

Еще одно важное измерение открытости — не ограничиваться так называемой «внутрицерковной» деятельностью, не сужать своего горизонта до клерикальных категорий. Без преувеличения, огромный моральный авторитет предыдущего главы УГКЦ в целом обществе и сегодняшние ожидания от УГКЦ активной позиции по различным вопросам обязывают следующего руководителя Церкви обращать внимание на самые разные измерения жизни людей — от собственно церковно-духовного, до политики, экономики и технологиям... В значительной степени именно от этой открытости будет зависеть, оправдает ли он надежды всея Украины (не только греко-католиков), которые сейчас выражены во внимательном ожидании выбора нового Патриарха.

 

Открытости не следует бояться — она не предполагает поспешного принятия всех «веяний современности». Но она требует такие веяния замечать, осмысливать и давать себе и людям аргументированный ответ на них. Противоположностью является избегание ответов и зарывание головы в песок...

Коллегиальность и командный дух

Служение современному обществу требует чрезвычайно большого спектра талантов и компетенций, которые ставит перед главой Церкви слишком высокие требования. В нем хотели бы видеть и глубокого духовного лидера, и социального «пророка справедливости», и строителя и организатора, и умелого «навигатора» среди подводных скал украинской и международной политики, светской и церковной, и ..., и ..., и ... Даже по перечисленным в начале этой статьи качествам, необходимым Патриарху, видно, что невозможно найти человека, который бы в полноте обладал ними. Однако и без них нельзя, потому что Церковь действительно нуждается во всестороннем служении и руководстве своего лидера.

 

Впрочем, природные личные ограничения превращаются в благословение и силу, если человек открывается помощи Божией и сотрудничеству с другими людьми, доверяет, делегирует, организует команду единомышленников и соратников. Привлечение к сотрудничеству в различных сферах других членов Церкви — епископов, священников, монашества, мирян — в сотни раз умножает силу действия и объем сделанного. И самое важное — оно проявляет истинную природу Церкви, ее общинность и единство всех ее членов, хотя у каждого свое служение и свои таланты.

 

Коллегиальность часто внушает страх, мол «Церковь иерархична, в Церкви демократии нет». Может оно и так, но Церковь — также койнония («сообщество»), Тело Христово, где разные члены выполняют свои различные служения и ни одно служение не является меньшим или ниже другого. В других всегда можно разглядеть те таланты, которыми они превышают нас самих и в хорошем смысле воспользоваться этими талантами для общего блага. Это предполагает доверие, делегирование части своей власти, определенное умаление себя. Однако такое отношение также дает стократный плод. Я убежден, что любой церковный лидер, кто поймет и оценит эту истину, сможет сделать гораздо больше добра, чем тот, кто ее проигнорирует.

Интегратор

Глава Церкви должен объединять и вдохновлять. Его администрирование — это зажигание других людей, направление их к добрым делам и управление их энергией и талантами. В прошлом Церкви есть много моментов, когда епископ выступает как «владыка», почти феодальный властитель, управляющий властной рукой. Иногда твердое слово тоже необходимо, однако в подавляющем большинстве человека намного больше убеждают кротость, свидетельство доброты и личный пример. Тем более, что в сегодняшнем обществе связь человека с иерархическими структурами Церкви довольно шаткая. Авторитарные методы не укрепляют Церковь, а наоборот — как это иногда видим на Западе, провоцируют ненужные разделения, демарши и оппозицию, которые не приносят пользы никому.

 

Настоящее задание главы Церкви — объединять, сплачивать, указывать цель и мобилизовать для ее достижения самых разных людей, которые способны конструктивно работать для добра. Я убежден, что в сегодняшней ситуации (и внутрицерковной, и общественной) нужно больше дорожить человеком, замечать добрые начинания и помогать им, искать людей, способных нести Церковное служение (в его широком смысле) и поддерживать их.

Менеджер

К таким понятиям в церковных кругах привыкли относиться с определенной настороженностью и даже презрением. Их воспринимают так, словно они сами по себе подразумевают что-то меркантильное, пустяковое или слишком «мирское». Действительно, епископ не должен превращаться в бизнесмена или ловкого политика. Однако, согласно древней мудрости, добрый христианин умом находится в небесах с Богом, но ходит ногами по земле. Так, Церкви прежде всего нужен духовный Отец, молитвенник и святитель, однако практические качества не противоречат такому высокому идеалу.

 

Апостол Павел, наставляя будущих руководителей Церкви, учил, что епископ должен прежде всего показать себя как «хороший управляющий собственного дома» (1 Тим 3:4-5), что в современных английских переводах так и звучит — a good manager. В другом месте, среди главных даров Святого Духа апостол упоминает также дар управления или руководства (1 Кор 12:28). Церковь имеет огромные задачи в обществе, равно как и чрезвычайный кредит доверия и потенциал творить добрые дела. Это происходит в среде, где большинство государственных и общественных институтов не действуют или потеряли доверие. Но для выполнения таких задач нужны целеустремленность, организованность, системность и скоординированность усилий, что очень редко встречаем в церковной действительности. Нужны соответствующие ресурсы и эффективное и добросовестное управление ими. А это невозможно без лидера Церкви, который понимает ценность управления и обращает на него должное внимание. Иначе мы обречены все время отставать, и задумчиво смотреть в сторону соседа: «Нам бы так!..». Наконец, надо самим создавать те материальные ресурсы, без которых многие служения Церкви будут просто невыполнимыми. Церкви давно пора выходить из затяжного периода «грантового» существования за счет западных жертвователей, который, впрочем, и так завершается.

История УГКЦ: модели и опасности

Первоиерарху УГКЦ есть с кого брать пример. Достаточно лишь вспомнить жизни и стиль руководства Церковью митрополита Андрея Шептицкого. Этот церковный муж, руководя Церковью в чрезвычайно трудные времена двух мировых войн, тоталитаризма, оккупаций и лихолетий, никак несравнимые по сложности с настоящим, оставался одновременно одним из самых лучших интеллектуальных, культурных, социальных и экономических деятелей своего времени. Он был непререкаемым духовным авторитетом для абсолютного большинства верующих, великим молитвенником и пастырем. И одновременно он мог вести дискуссии на равных с европейскими интеллектуалами, коллекционировать произведения искусства и учреждать музеи, замечать талантливых сельских ребят и спонсировать их обучение в Париже и Вене, сотрудничать с лучшими художниками своего времени и управлять огромным хозяйством своей семьи и Церкви...

 

В его деятельности не видим ограничения до «клерикальных» или «внутрицерковных» проблем и ценностей. Он понимал, что для христианина всё Божие творение и все настоящие человеческие достижения являются «внутрицерковными» и служат для приближения Царствия Божия. Поэтому он не отказывался ни от одного участка культурной и общественной жизни, распространяя свою деятельность даже на самые неожиданные для церковного иерарха сферы.

 

Наконец, митрополит Андрей не был ни первым, ни единственным с таким подходом. История УГКЦ 19-го — первой половины 20 века полна имен епископов и священников, которые были пастырями своего народа во всех измерениях его жизни — от политического и хозяйственного до образовательного, культурного и духовного. При истоках движений «Просвиты», Общества трезвости, Пласта, Сокола, Сечи, кооперации, взаимопомощи, книгоиздательства так или иначе стояли греко-католические священники, действовавшие по благословению и, что главное, при деятельном содействии епископата. Не будет преувеличением сказать, что, при отсутствии собственных государственных структур, УГКЦ успешно заменяла их для украинцев и выполняла их функции. И народ не забыл этой деятельности — возрождение УГКЦ в 80–90-х годах 20 века было в очень большой степени результатом народной памяти о том, что это наша Церковь, жившая с народом одной жизнью и без которой украинцы не осмыслили бы и не сохранили бы своей идентичности.

 

Возможно, сегодняшние общественные реалии настолько коренным образом отличаются от начала 20 века, что нельзя говорить о прямом подражании конкретным инициативам УГКЦ в те времена. Возможно, Церковь сегодня не настолько сильна, чтобы проводить точно такую же деятельность, как в те времена. Однако вполне уместным остается вопрос: готова ли сегодняшняя УГКЦ руководствоваться теми же идеалами и ценностями, что и тогда, или они незаметно подменились другими?

 

У меня есть опасения, что у нас существует тенденция к чрезмерной идеализации тех времен, мол, то ведь Шептицкий! Он был графом, он имел средства, он был послом сейма, он мог многое! Такая риторика имеет целью снять с себя ответственность за деятельность в русле, обозначенном митрополитом Шептицким, отнести его к другой категории, а для себя оставить выгодную нишу «моя хата с краю». Шептицкий был святым, а мы обычные грешники, он был графом, а мы простые люди, он был крупной фигурой, а мы рядовые, он был Отцом Церкви, а мы просто «переходные фигуры»... И при этом забывают, что именно митрополит Андрей и подобные ему фигуры сделали УГКЦ такой, какой она была. Именно сделали, а не она сама стала такой при их пассивном «невмешательстве».

 

Быть может, Митрополиту Андрею, Патриарху Иосифу и всем бесчисленным ликам свидетелей веры и мучеников Украинской Церкви прошлых веков будет гораздо радостнее видеть продолжение своего служения в делах сегодняшних епископов УГКЦ и ее Предстоятеля, нежели быть отделенными обрамлением иконы в особую категорию святых, чьи дела для нас «недостижимы», а пример далек и недоступен.

 

Хочется пожелать новому Патриарху Украинской Греко-Католической Церкви могущественной Божьей поддержки и большого человеческого сердца, веры в Бога, веры в себя и веры в людей, вверенных ему Провидением. А в тяжелые минуты — плеча, подставленного духовно его великими предшественниками, а физически — искренними современниками.

 

Тарас Тимо, богослов, преподаватель УКУ

 


См. также по теме: Преемственность руководства УГКЦ. Что будет после Патриарха Любомира?

 

 

Источник: Якого лідера сьогодні потребує УГКЦ?