Печать
Рубрика: Любомир Гузар
Просмотров: 412

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Уже 40 дней без Патриарха. Наверное, многие из нас чувствует пустоту. Похоронные службы глубоко тронули участников и тех сотен тысяч, которые за ними следили по интернету и телевидению. Пока они шли, Блаженнейший Любомир словно был с нами, — наоборот, еще даже более явственно присутствовал в словах и воспоминаниях, а теперь мы остро ощущаем его отсутствие. Я так чувствую.

В моей жизни Любомир Гузар присутствовал более 50 лет. То есть всегда был. Он был пастырем на Союзовке, куда я малым с родителями ездил летом отдыхать, в семинарии при УКУ в Риме он был нашим духовником и моим исповедником, а затем в Украине я удостоился быть в кругу его сотрудников и советников в течение 20 лет.

Однако это острое ощущение его ухода позволяет нам глубже сосредоточиться над его наследием.

Что нам оставил и, оставив, завещал Блаженнейший Любомир?

Перед Господом и перед всеми нами покойный Патриарх имеет немалые заслуги.

Я бы хотел подчеркнуть его большую роль в объединении епископов нашего когда-то рассорившегося и разделенного Синода, объединении монашеских орденов, которые за время его патриаршества провели несколько сборов, преодолевших традиционное соперничество между ними. Объединил он поколения: будучи представителем старшего, эффективно говорил молодежи. Он прожил большую часть своей жизни в ХХ веке, но умел находить слова для людей XXI. Те хипстеры и представители поколения Х, что традиционно отходят от Церкви во всех уголках мира, с удовольствием и удивлением слушали его, делали с ним селфи и ставили лайки в соцсетях. Многие из них приняли на себя тяготы, чтобы лично, со слезами на глазах, с ним попрощаться во Львове или в Киеве. Нам еще всем предстоит долго разгадывать его рецепт объединения разных людей и сред.

Он словом и невидимой любовью объединял своих слушателей и читателей, число которых постоянно росло.

Блаженнейший Любомир молился и работал для объединения христианских Церквей и для взаимопонимания между конфессиями. Он был соавтором Всеукраинского Совета Церквей и религиозных организаций и неутомимым проповедником единства Церквей Киевской традиции. В нашем общественном и политическом пространстве его пастырское слово звучало постоянно, вдохновляя и ориентируя людей доброй воли. Тех, кто имел уши и хотел слушать.

То, что он объединял украинцев, обращался к их сердцам и душам, получило недвусмысленное подтверждение в дни похорон — во Львове и Киеве во время ночных бдений, в беспрецедентно теплых воспоминаниях в СМИ и социальных сетях украинцы показали свою любовь и уважение к тому, кого они считали самым большим моральным авторитетом нашей страны.

Уход Патриарха Любомира состоялся между Вознесением и Пятидесятницей, когда Церковь ждет Сошествия Святого Духа. Христос, отходя в славе, уверяет, что пустота, которая остается после его вознесения, заполнится Утешителем, Духом истины.

В этом символизме есть большая правда об уходе Патриарха.

Если мы услышали его слово, мы не должны опускать руки и грустить, он без нареканий терпел болезни, а последние несколько лет — слепоту, сделал все, что мог, и то, что мы могли от него ожидать.

Неправильно жить иллюзорными надеждами — «вот, если бы он еще прожил несколько лет, ведь сейчас критическое время и мы без такого морального авторитета много теряем...» Это правда. Из-за того, что мы много от него получили, мы много и утратили. Однако это не повод опускать руки, а наоборот — задуматься, как мы теперь без нашего Патриарха? Как мы принимаем во время Пятидесятницы вдохновение Святого Духа?

Упокой Блаженнейшего Любомира и то время литургического года, которое есть в нашей духовной памяти, зовут нас к тому, чтобы мы стали больше, духовно глубже, правдивее и ответственнее. Чтобы мы были лучшими людьми.

Желанием Патриарха былo быть человеком. Для Блаженнейшего Любомира это означало быть как Христос, о котором Пилат сказал «Ecce homo». Он молился, предстоял пред Его образом, образом истинного Человека.

Патриарх был человеком.

Но он не мог и не может быть человеком за нас. К этой христоподобной человечности и истинности мы все призваны. Если мы хотим быть верными завещанию Блаженнейшего Любомира, которое является не чем иным, как современной интерпретацией завещания Христа, тогда этот пробел и пустоту с Божьей помощью заполним мы. Каждый из нас. Возлюбим мир, и в нем да пребудем.

С Богом. Ты, я, мы все вместе.