Печать
Рубрика: Биографии и жития
Просмотров: 794

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Фома Аквинский

Фома Аквинский (Аквинат) — святой, философ, богослов, носящий почетный титул Ангельского Доктора, авторитетнейший учитель Католической Церкви, покровитель католических университетов, колледжей и школ, родился в Неаполитанском королевстве в 1225 г. (по некоторым данным — в 1227 г.), умер 7 марта 1274 г.

Его отец, Ландульф, был графом Аквино, мать Теодора — графиней Теано. Семья Фомы состояла в родстве с императорами Генрихом VI и Фридрихом II, а также с королями Арагона, Кастилии и Франции. Биографы рассказывают, что некий святой отшельник перед рождением Фомы предсказал его матери Теодоре: «Он вступит в орден братьев-проповедников, и столь велики будут его учение и святость, что в его время нельзя будет найти равного ему».

В очень раннем возрасте Фома поражал своих родителей и учителей постоянным вопросом: «Что такое Бог?» В возрасте шестнадцати-восемнадцати лет он стал послушником Доминиканского ордена, что вызвало сильное противодействие со стороны родственников. По настоянию Теодоры братья Фомы, состоявшие на военной службе у императора Фридриха, заключили молодого послушника в крепость, где продержали около двух лет, всячески уговаривая его отказаться от монашеского призвания. Однажды братья даже подослали к нему женщину, подвергая испытанию его добродетель, но Фома выгнал искусительницу горящей головней, выхваченной из камина. После этого Фома стал молить Бога о даре целомудрия. Во сне ему явились два ангела, сказавшие, что молитва его услышана, и опоясали его белым поясом.

Время заключения не прошло бесплодно. Фома изучил «Метафизику» Аристотеля, «Сентенции» Петра Ломбардского и едва ли не наизусть выучил Священное Писание. Отпущенный родственниками, убедившимися в бесплодности своих попыток, Фома сразу принял монашество и был удостоен личной встречи с папой Иннокентием IV, благословившим Фому на исполнение его призвания и запретившим кому-либо препятствовать ему на этом пути.

Фома отправился в Кельн, где продолжил обучение под руководством знаменитого Альберта Великого, члена Доминиканского ордена. Молчаливость Фомы многими была воспринята как отсутствие интереса к учению, но после блестящей защиты одного трудного тезиса Альберт воскликнул: «Мы называем этого человека немым быком, однако, когда он промычит свое учение, то эти звуки услышит весь мир!»

В течение 1245—1252 гг. закончив свое обучение у Альберта Великого, Фома принял священство и приступил к самостоятельной деятельности в качестве преподавателя, проповедника и составителя комментариев к трудам Петра Ломбардского. Эти комментарии послужили основой главного труда Фомы — «Суммы теологии».

Защита докторской степени в Парижском университете была задержана из-за эпизода, характерного для тех времен. Между университетом и городскими властями возник конфликт из-за убийства студента городской стражей. Профессора, требуя права автономии для университета, закрыли свои школы и издали декрет, что никто не получит степень доктора до тех пор, пока не даст клятву таким же образом бороться за университетские права. Однако доминиканцы и францисканцы не подчинились декрету и продолжали учить в своих школах, из-за чего возник острый конфликт между светскими и монашествующими преподавателями университета.

Когда Фома и Бонавентура были одновременно представлены для получения степеней, Гильом де Сент-Амур написал книгу «Опасности последних времен», в которой ожесточенно нападал на монахов, в частности, отрицал их право занимать университетские кафедры. В ответ св. Фома написал апологию монашеских орденов. Спор был решен папой Александром IV в 1256 г., осудившим книгу Гильома и повелевшим присвоить монахам докторскую степень.

Университетские власти не сразу повиновались, тем более, что Фома вступил в это время в борьбу с книгой Иоахима Флорского «Вечное Евангелие», которую поддерживал университет. Понадобилось одиннадцать папских бреве и вмешательство короля Людовика IX, прежде чем в университете был водворен порядок и Фома с Бо- навентурой получили докторские степени.

После этого научная деятельность Фомы развивалась беспрепятственно, и его известность вскоре превзошла известность Альберта Великого.

Фома был великим молитвенником, и его не раз посещали духовные озарения. Однажды в 1273 г. в Неаполе, после того как он закончил свой трактат о Евхаристии, трое из его братьев по ордену видели, как его охватил экстаз во время молитвы, и слышали голос, идущий от распятия на алтаре: «Ты хорошо писал обо Мне, Фома. Какую награду хочешь за это?» Фома ответил: «Ничего мне не надо, кроме Тебя Самого, Господи».

Вскоре после этого он испытал продолжительный экстаз во время мессы, после чего не пожелал ничего больше писать. На уговоры он ответил: «Я больше не могу это делать. Для меня открылись такие тайны, что все, что я писал прежде, кажется мне имеющим немного цены».

Папа Григорий X, собирая 1 мая 1274 г. Собор в Лионе, пригласил туда Фому и Бонавентуру, причем приказал Фоме принести свой трактат «Против ошибок греков». Фома отправился в дорогу пешком, но силы оставили его, и он умер в цистерцианском монастыре Фосса Нуова. Многочисленные чудеса засвидетельствовали его святость, и он был канонизирован папой Иоанном XXII в 1323 г.

Несмотря на свою сравнительно короткую жизнь Фома написал более шестидесяти больших и малых работ.

Сочинения Фомы Аквинского составляют в римском издании 1570 г. семнадцать томов. Первые пять томов занимают комментарии к Аристотелю. В 1269 г. Фома принял участие в разгоревшемся в Парижском университете диспуте об Аристотеле, где ему пришлось вести борьбу на две стороны: против «аверроистов», развивавших на основании трудов Аристотеля нехристианские идеи, и против теологов и философов «августинианцев», возражавших против включения Аристотеля в богословский курс. В связи с этой полемикой Фома написал два трактата: «О вечности мира» и «О единстве интеллекта» с критикой философских концепций аверроистов.

В период 1256—1259 гг. им написан трактат «Об истине», содержащий двести пятьдесят три схоластических диспута. Трактат «Дискутируемые проблемы» содержал вопросы, обычно обсуждавшиеся вне лекционных курсов, с относительно большой свободой выражения мнений.

Главные из его сочинений — «Трактат против неверующих» и «Сумма теологии». Последняя работа, оставшаяся незаконченной, обессмертила его имя.

Учение Фомы Аквинского выдержало ряд ожесточенных нападок. Наиболее известными противниками томизма были три францисканца, ученики Бонавентуры: Иоанн Пеккам, англичанин, архиепископ Кентерберийский (1240—1292 гг.), который официально высказался против учения; Вильям из Ла-Маре, также англичанин, оксфордский профессор (ум. 1298 г.), подвергший острой критике сто семнадцать положений Фомы; Ричард из Мидлтауна, выступивший против понимания материи как принципа индивидуации. В XIII в. центром оппозиции томизму был Оксфорд.

Противники Аквината в основном принадлежали к направлению «августинианцев», выражая мистические течения в Церкви, тяготевшие к христианскому платонизму св. Августина. Вскоре после смерти Фомы против его учения выступил парижский епископ Стефан Тампье, а член Доминиканского ордена архиепископ Кентерберийский Роберт Килуордли в 1227 г. официально осудил некоторые взгляды Аквината.

Однако росло и число сторонников томизма, появился ряд сочинений с апологией его учения. В начале это были главным образом доминиканцы, но вскоре томизм стал захватывать другие ордена, а также профессоров и епархиальное духовенство. Через профессора Парижского университета Эгидия Римского (1247—1316 гг.) томизм проник в орден августинцев, через Жерара из Болоньи (ум. 1317 г.) — в орден кармелитов. В XIV в. главным центром томизма стал Париж, однако со временем этот центр переместился в Германию, в Кельнский университет, воспитавший многих последователей и защитников томизма.

Осуждение, имевшее место со стороны архиепископа Кентерберийского в 1227 г., было полностью отменено уже в 1325 г. С этого времени томизм все более приобретает характер общепризнанного церковного учения.

По мнению католических исследователей, ни один человек после Аристотеля не оказывал такого влияния на интеллектуальную жизнь, как Фома Аквинский. Слава его, столь большая уже при жизни, после его смерти неуклонно возрастала. Особая слава св. Фомы, которой не удостаивался ни один из учителей Католической Церкви, состоит в том, что отцы Тридентского Собора сделали частью распорядка конклава возложение на алтарь вместе со Священным Писанием и папскими декретами «Суммы теологии» Фомы Аквинского, где можно найти «совет, разумное решение и вдохновение».

В 1567 г. папа Пий V провозгласил Фому учителем Католической Церкви. В энциклике «Aeterni Patris» от 4 августа 1879 г. папа Лев XIII объявил его учителем всех докторов-схоластов. Тот же папа объявил Фому покровителем всех католических университетов, академий, колледжей и школ во всем мире.

Фоме отдавали должное и его противники. Лев ХIII, цитируя похвальбу Бюсера: «Уберите прочь Фому, и я разрушу Церковь», тут же заметил: «Надежда была тщетной, но это свидетельство имеет свою ценность». Лев XIII призывал к «практической реформе философии путем восстановления знаменитого учения св. Фомы Аквинского», увещевал «восстановить золотую мудрость Фомы и распространить ее вдаль и вширь для защиты и укрепления католической веры, для блага общества и для выгоды всех наук».

Вслед за Львом XIII папа Пий X в своей энциклике «Paciscendi» против модернизма поставил на первое место необходимость изучения и развития «схоластической философии, как ей обучал Фома Аквинский».

Первостепенное значение Фомы для католического богословия вновь подтвердил папа Пий XII в энциклике 1950 г. «Humani generis» — «О некоторых ложных учениях, угрожающих сокрушением основ католического вероучения». «Церковь требует, — гласит эта энциклика, — чтобы ее будущие служители изучали философские науки по методу, учению и принципам Ангельского Доктора. Опыт многих веков прекрасно показал, что метод Аквинского лучше всех прочих формирует молодые умы и способствует усвоению самых сокровенных истин, а учение его в полном согласии с Откровением и исключительно действенно для возведения прочих основ веры и для того, чтобы с верностью и пользой пожинать плоды истинного прогресса».

Призывы Римских первосвященников не остались без отклика. Возрожденный томизм стал основой современного образования в католических духовных школах и определил отношение Католической Церкви к новейшим философским и научным системам.

Жак Маритен, философ XX в., умерший в 1973 г., называя св. Фому «апостолом нового времени», считал учение Фомы пригодным для всех наук и времен, для всех форм культуры, отвечающим самой сущности человеческой природы.

«Я просил бы должным образом, — писал Маритен, — т. е. абсолютно и радикально, различать рационалистическое мировоззрение, великим наставником которого был Декарт, и мировоззрение католическое, признающее своим первейшим наставником св. Фому Аквинского: это мировоззрение не есть принадлежность романских народов или европейского мира и равно пригодно для народов Запада и Востока» (Мечта Декарта // Оссерваторе Романо, 6. V. 1973).

ТЕКСТЫ

  1. Слова, произнесенные св. Фомой во время последнего причащения перед смертью.

Если в этом мире какое-то познание этого таинства было бы сильнее, чем познание веры, то я желаю теперь использовать его, утверждая, что я твердо верю и столь же точно знаю, что Иисус Христос истинный Бог и истинный Человек, Сын Божий и Сын Марии Девы, находится в этом Таинстве... Принимаю Тебя, цену моего искупления, за любовь Которого я бодрствовал, учился и трудился. Тебя я проповедовал, о Тебе учил. Никогда я ничего не говорил против Тебя: если что-нибудь было сказано нехорошо, то это следует приписать моему незнанию. Я также не хочу упорствовать в своих намерениях, но если я написал что-нибудь ошибочно об этом таинстве или о других вещах, то я все отдаю на суд и исправление святой Римской Церкви, в послушании которой я теперь ухожу из этой жизни.

(Биографический очерк «Фома Аквинский». Пер. с английского, ст. Д. Дж. Кеннеди. Цит. по: Прюммер. Источники жизни св. Фомы Аквинского... Тулуза, 1911)

  1. Папа Лев XIII об учении св. Фомы.

<Учение Фомы есть> твердая доктрина отцов и схоластов, которые так сильно и ясно демонстрируют твердые основы веры, ее божественное происхождение, ее верную истину, аргументы, питающие ее, блага, доставленные ею человеческому роду, и ее полную гармонию с разумом для полного удовлетворения умов, открытых убеждению, какими бы ни были они нежелательными и противящимися... Учения Фомы об истинном значении свободы, которая в наше время превращается в распущенность, о божественном происхождении всякой власти, о законах и их силе, об отеческом и справедливом управлении государей, о послушании высшим властям, о взаимной любви друг к другу — обо всех этих и подобных вопросах имеют большую непобедимую силу, чтобы перевернуть те принципы нового строя, о которых хорошо известно, что они опасны мировому строю вещей и общественной безопасности.

(Из энциклики «Ае1егш РаШв», цит. по: Д. Дж. Кеннеди)

  1. Лев XIII о значении схоластики для современной науки.

<Схоласты считали, что> человеческий ум постигает познание вещей бестелесных и нематериальных посредством предметов, воспринимаемых чувствами, они хорошо понимали, что ничто не может принести большей пользы философу, чем прилежное исследование тайн природы и серьезное, постоянное изучение физических предметов... Когда установлены факты, необходимо приподняться над ними и приняться за изучение природы телесных вещей, постигнуть законы, управляющие ими, и принципы, из которых возникает их порядок, разнообразное единство и взаимное притяжение в многообразии... Если что-нибудь берется схоластами-докторами слишком скрупулезно или что-нибудь определено ими слишком небрежно, если есть что-то такое, что плохо согласуется с данными исследований позднейшего времени, одним словом, если что-то является несоответствующим, невероятным, то нам в голову не приходит подражать им в этом в наше время.

(Там же)

  1. Из речи президента Италии Леоне на открытии Томистского конгресса в Неаполе.

Св. Фома представляет в истории не только христианской, но и общечеловеческой мысли неизменно значимую и актуальную точку отсчета. Даже неверующие могут называть его «универсальным учителем». В его монументальных трудах содержатся все зародыши современной мысли, подход ко всем проблемам, которые на протяжении семи прошедших с его времени веков развивала философия и которые отвечают также тревогам и заботам нашей эпохи.

Он продолжатель великой традиции мысли и одновременно мыслитель, превознесший наиболее высокое выражение человеческого рационализма (недаром он предпочитал Аристотеля Платону и другим философам). Превознесение человеческого разума — центральный момент в его творчестве. Св. Фома проницательным взором в безмятежном созерцании указывает пути будущего. Из его философской и богословской установки вытекает центральный пункт: единство духа и тела, то единство, которое в философских терминах происходит от единства формы. Человек становится в главенствующее положение, на пьедестал, где осознается и высокая ответственность, и в то же время все достоинство человеческой личности, а значит, тот вклад, который каждый должен внести в прогресс общества, культуры.

В св. Фоме нашли свое выражение некоторые наиболее возвышенные черты итальянского гения: глубина культуры, способность понять и усвоить античную мысль, способность анализа и синтеза, спокойствие, торжественность стиля... глубокая интуиция, великое смирение. Известно, что ему воздавалась честь и признательность, но он принял лишь то, что понимал не просто как почесть, а как почесть и обязанность — университетскую кафедру...

(Оссерваторе Романо, 22—23, 4,1974)

ЛИТЕРАТУРА

  1. Кеннеди Д. Дж. Фома Аквинат, биографическая статья, перевод с англ. / Д. Прюммер. Источники жизни св. Фомы Аквината... Тулуза, 1911.
  2. Биография Фомы Аквинского, очерк в англ. издании 1952 г. «Суммы теологии».
  3. Боргош Ю. Фома Аквинский (перевод с англ.). М., 1975.
  4. Gilson Е. L’Esprit de la Philosophie Médiévale. P., 1944.
  5. Shenu M. D. St. Thomas d’Aquin et la théologie, 1963.
  6. Introduction to St. Thomas Aquinas. N.Y., 1948.